Ждём ваши новости о социальной рекламе: news@socreklama.ru


/upload/iblock/085/18.gif Коммуникационные особенности деятельности движений по борьбе за права женщин в ряде мусульманских странах на примере Кыргызстана и Афганистана в период 2000 — 2014 г.


Содержание

Введение...........................................................................................................3

Глава 1. Вопрос прав женщин в мусульманском мире................................9

1.1.        Социальные движения и движения по борьбе за права женщин..............................................................................................9

1.2.        Особенности гендерной политики и гендерные проблемы в мусульманских странах.............................................................................................13

1.3.        Культурные и религиозные особенности мусульманских стран в контексте прав женщин. Влияние общемировых стандартов и глобализационных процессов на мусульманский мир...................................................................................................19

Глава 2. Борьба за права женщин в Кыргызстане и Афганистане............24

2.1.     Кыргызстан: гендерные проблемы и политика. Анализ деятельности фонда «Открытая линия»..............................................................................................24

2.2.     Афганистан: гендерные проблемы и политика. Анализ деятельности Революционной Ассоциации Женщин Афганистана (RAWA)....................................................................39

Заключение.....................................................................................................53

Список использованной литературы...........................................................57

Приложение 1.................................................................................................64

Приложение 2.................................................................................................70

Приложение 3.................................................................................................74

 

Введение

Выбор темы «Коммуникационные особенности деятельности движений по борьбе за права женщин в  мусульманских странах (в 2000 — 2014 гг.)» обусловлен привлечением общественного внимания к проблеме гендерного равноправия и положения женщин в современном мире, в особенности — в мусульманском, где часто встречается дискриминация женщин в государстве, в семье и на работе. Первым международным соглашением, провозгласившим равенство мужчин и женщин в качестве основополагающего права человека стал Устав Организации Объединённых Наций (1945).

Основа любого демократического общества в условиях социальной справедливости и уважения прав человека — равноправие между мужчиной и женщиной[1]. К этому  стремится большинство государств в современном мире. Общество выражает необходимость перемен с помощью создания общественных организаций, через которые пытается влиять на общественное мнение и государственную политику. Предмет взаимодействия между общественными организациями и государством и обществом также является крайне актуальной темой, так как в мире все большее распространение получают демократические идеи, в которых ярко выражается концепция гражданского общества как способа взаимодействия государства и общества. Таким образом, в работе будет уделяться большое внимание коммуникационным аспектам деятельности правозащитных общественных организаций в контексте проблемы гендерного равенства.

Деятельность ООН в поддержку прав женщин началась с момента провозглашения Устава, заложившего основы Организации. В 1979 ООН приняла Конвенцию о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин. Одна из целей ООН, среди прочего — «осуществлять международное сотрудничество ... в поощрении и развитии уважения к правам человека и основным свободам для всех, без различия расы, пола, языка и религии». В 1985 году в Найроби состоялась Всемирная конференция для обзора и оценки достижений Десятилетия женщины ООН: равенство, развитие и мир. Она была созвана в то время, когда движение за гендерное равенство получило мировое признание: 15000 представителей неправительственных организаций приняли участие в Форуме НПО, что свидетельствует о серьезном распространении женских общественных организаций. В 2010 году Генеральная Ассамблея ООН проголосовала за создание единого органа ООН, которому поручено ускорить прогресс в достижении гендерного равенства и расширении прав и возможностей женщин. Подразделение ООН «ООН-женщины» осуществляет международную координацию в области гендерной проблематики. В 2012 году на совещании Координационного совета руководителей системы ООН был принят общесистемный план действий ООН по вопросам гендерного равенства и расширения прав и возможностей женщин. Большинство мусульманских стран не признаёт этих положений, что, безусловно, является проблемой. Таким образом, проблема равенства мужчин и женщин в современном мире, и в особенности в мусульманских странах, бесспорно является актуальной. Несмотря на значительный прогресс в отношении прав женщин в мире, проблема дискриминации женщин в отдельных странах все равно не является решенной.

Впервые на проблемы женщин и их социальной роли обратили внимание в Западных странах. Многие локальные мусульманские организации, которые борются за права женщин в мусульманских странах, заимствуют опыт и стандарты тех западных стран, где проблема дискриминации женщин на общественном и государственном уровне решается наиболее успешно. Для улучшения положения женщин в мире, для обеспечения их социальной защищенности создано множество общественных организаций, как международных, так и локальных, которые пытаются различными методами дать распространение идеям гендерного равенства в конкретных странах и привлечь внимание общественности к данной проблеме. Однако большинство подобных организаций встречают непонимание и сопротивление со стороны общества и государства. Общество и государство многих мусульманских стран не воспринимают сообщения данных организаций и не идут с ними на конструктивный диалог.  Таким образом, проблемой исследования является  фактор агрессивного сопротивления со стороны государства и общества большинства мусульманских стран в отношении организаций по борьбе за права женщин в современном глобализированном мире. Из проблемы следует исследовательский вопрос: можно ли совершенствовать способы  коммуникации между обществом и государством через деятельность общественных организаций в вопросе продвижения в мусульманских стран идей гендерного равенства, или это на каждом этапе будет встречать яростное сопротивление и отторжение со стороны государства и общества мусульманских стран?

Гипотеза исследования заключается в том, что причина проблем в коммуникации между организациями по борьбе за права женщин и государством и обществом мусульманских стран заключается в культурных и религиозных особенностях мусульманских стран, которые вступают в конфликт с демократическими идеями.  Мусульманский мир, пытаясь сохранить свою национальную идентичность, основанную на религиозных и культурных традициях, противопоставляет себя «западному миру», закрываясь от него, воспринимая деятельность международных и локальных общественных организаций, настроенных на демократические перемены, как угрозу для сохранения индентичности культуры. Социокультурные представления и гендерные стереотипы, распространенные в обществе мусульманских стран, мешают демократизации мусульманского общества в отношении вопроса прав женщин. Затрудняется коммуникация между государством и обществом мусульманских стран и  общественными организациями, которые ставят своей целью распространение идеи гендерного равенства, как одной из основных демократических ценностей, уважающих права и свободы человека. Таким образом, причины неравноправия мужчин и женщин в мусульманских странах кроются в гендерных стереотипах, которые выработались под грузом исторических и культурных традиций в конкретных обществах[2].

Целью исследования является выявление знаний о том, как гендерная проблема может быть решена правозащитными организациями в мусульманских странах на примере двух государств: Кыргызстана и Афганистана. Специфика коммуникации между мусульманскими движениями по борьбе за права женщин и государством и обществом будет изучаться на примере двух мусульманских стран, где обострена проблема положения женщин в обществе, их социальной роли и статуса — Кыргызстана, как наиболее открытого мусульманского общества, и Афганистана, как примера закрытого мусульманского общества. В вышеперечисленных странах женщины встречаются с проблемами домашнего насилия и унижения, недоступности образования и работы, не могут принять самостоятельное решение относительно будущей судьбы[3]. Наиболее подробно в исследовании будет рассмотрено современное положение женщин в данных странах и деятельность правозащитных организаций и движений, борющихся за права женщин. Главный акцент в исследовании будет сделан на коммуникационном аспекте борьбы за права женщин в мусульманских странах — между общественными движениями и государством и обществом данных мусульманских стран.

Достижение цели предполагает выполнение следующих задач:

1. Анализ гендерных проблем в исследуемых мусульманских странах;

2. Анализ культурных и религиозных особенностей, а также гендерных стереотипов в мусульманских странах, влияющих на коммуникации общественными организациями;

3. Анализ деятельности конкретных правозащитных организаций, движений и активных граждан в исследуемых странах: выделение общих тенденций, стратегий, методов, анализ конкретных кейсов и кампаний; выделение характерных особенностей коммуникационной деятельности подобных организаций;

4. Изучение реакции государства и общества в конкретных мусульманских странах на деятельность организаций по борьбе за права женщин.

Объектом исследования являются общественные организации по борьбе за права женщин в мусульманских странах. В качестве предмета исследования выступают осуществляемые коммуникации между общественными организациями по борьбе за права женщин и государством и обществом мусульманских стран.

Исследование будет осуществляться с помощью соответствующих методов: кейс-стади, экспертного интервью, анализа релевантных источников (литература, социологические, статистические данные, научные публикации, исследования, материалы из СМИ).

Исследование предполагает четкую структуру. Первая глава посвящена изучению аспектов коммуникации между общественными организациями и государством и обществом, а также подробному рассмотрению текущего положение женщин в исследуемых мусульманских странах в современном мире. В ходе исследования будут приведены статистические данные по данной проблеме, а также факторы, влияющие на статус женщины в государстве и обществе. Кроме того будут выделены конкретные проблемы, с которыми сталкиваются женщины и организации по борьбе за их права, а также особенности гендерной политики в мусульманских странах и религиозно-культурного пространства. Также будет рассмотрено законодательство данных стран, касающееся защиты прав женщин. Во второй главе подробно рассмотрена деятельность организаций по борьбе за права женщин с 2000 года по настоящее время в Кыргызстане и Афганистане: выявлены коммуникационные особенности, проанализированы конкретные кейсы и кампании в исследуемых странах, общественная реакция на сообщения организаций со стороны государства и общества, описана специфика коммуникаций движений по борьбе за права женщин в исследуемых странах.

Научная новизна и практическая значимость данной исследовательской работы состоит в том, что ее выводы могут быть приняты во внимание специалистами в области гендерных исследований и применены на практике общественными организациями, занимающимися продвижением идей гендерного равенства в мусульманских странах. Имеется достаточное количество научно-исследовательских работ, изучающих положение женщин в исламе, исторический и культурный контекст, но практически нет исследований, касающихся конкретно коммуникационных аспектов борьбы за права женщин в мусульманских странах. Инструменты и PR-технологии в сфере продвижения идей гендерного равенства в данных странах являются малоизученными.

 

 

 

 

 

 

 

 

Глава 1. Вопрос прав женщин в мусульманском мире.

 

1.1. Социальные движения и движения по борьбе за права женщин.

 

В ходе своей работы я буду исследовать деятельность движений за права женщин, которые имеют социальный характер. Движения подобной направленности являются социальными движениями, представляющими из себя одну из разновидностей социальных процессов. Социальные движения представляют из себя организованные коллективные усилия, которые способствуют или препятствуют каким-либо социальным изменениям и имеют неопределенный временной цикл. Как правило, социальные движения начинаются с чувства несправедливости и недовольства существующим социальным устройством. Например, когда граждане видят, что государство не принимает мер по исправлению ситуаций, которые, по их мнению, в них нуждаются. Люди объединяются в общественное движение на основании общих убеждений, ценностей, представлений о морали, законности, общих интересов. Движение может быть структурно не оформлено, а может быть зарегистрировано как общественная организация.

Английский социолог Э. Гидденс определяет социальное движение, как «коллективную попытку осуществить общие интересы или добиться общей цели посредством коллективного действия вне рамок установленных институтов»[4]. Как правило, социальные движения направлены на изменение социальных и культурных ценностей, ценностных приоритетов, связанных со свободой личности, уважении прав человека и гражданина. Чаще всего движениями используются не традиционные политические средства борьбы, а способы влияния на изменение массовых ценностных ориентаций. Социальные движения кардинально отличаются от политических партий и групп интересов, так как в их целях нет борьбы за власть, а есть только влияние на жизнь общества посредством ускорения социальных изменений с помощью государственной и общественной поддержки.

Американский социолог Ч. Тилли определяет общественные движения как ряд «дискуссионных перфомансов», демонстраций и кампаний, с помощью которых одни люди осуществляют коллективные требования к другим. Другими словами, деятельность социальных движений рассматривается социологом как средство привлечения обычных людей к участию в государственной политике.[5]

Главная цель любой общественной организации — увеличение ее членов, привлечение сторонников, разделяющих ценности данной организации. Институт социальных организаций направлен на обеспечение максимальной вовлеченности конкретных индивидуальностей в свою деятельность[6]. Общественные организации в силу этого не могут существовать без постоянной коммуникации. Важно наладить взаимоотношение государства и общественных организаций. Укрепление и развитие общественных организаций в государстве — свидетельство развития демократии и гражданского общества. Организации обеспечивают активное участие членов общества в управлении государственными делами. В достижении своих целей сообщения социальных организаций должны быть направлены как на государственные органы, так и на общество. Общественные изменения, которых добиваются организации с помощью различных способов коммуникации, должны поддерживаться как обществом в целях общественной поддержки и вызывания необходимости перемен, так и государством, которое вследствие общественной поддержки эти вынужденные изменения поддерживает и реализовывает с помощью законотворческой деятельности. Не во всех странах хорошо развито законодательство, касающееся общественных организаций, их правовом статусе, не везде четко установлены границы вмешательства государства в их деятельность, их права и обязанности, не везде существует четкая регламентация о защите их прав, что позволяет властям некоторых стран, в том числе многих мусульманских, подавлять деятельность общественных организаций. Во многих странах назрела необходимость нормативной регламентации деятельности общественных организаций и их взаимоотношений с государством.

Женские движения, как одна из разновидностей социальных движений, имеют ярко выраженную направленность. Сегодня женские движения имеют дело с довольно широким кругом проблем: в сфере их интересов находится проблема экономического неравенства между мужчинами и женщинами, гендерной политики и законодательства, доступности образования, абортов, института брака и многие другие проблемы.

Э. Гидденс выделяет основные проблемы, с которыми сталкиваются женщины в разных странах, среди которых особенно остро подчеркивает проблему домашнего насилия, заключающуюся в жестоком отношение к женщинам дома[7]. Социолог видит причину того, что подобные проблемы не решаются, в установке полиции многих стран на невмешательство в «семейные конфликты» и в страхе и рисках, которые мешают женщинам способствовать решению данных проблем. По социальным и экономическим причинам женщинам бывает трудно покинуть дом, где она подвергается насилию из-за того, что в обществе ее могут перестать уважать и воспринимать всерьез, могут возникнуть трудности с поиском работы. Препятствие женщин решению проблем, связанных с домашним насилием, Э. Гидденс объясняет так: «Большинство изнасилованных женщин либо не хотят вспоминать об этом, либо не желают участвовать в унизительном процессе медицинского освидетельствования, дачи показаний в полиции и выступления в суде». Таким образом, можно сделать вывод, что в борьбе за свои права женщин ограничивает боязнь осуждения обществом, как одна из возможных причин.

 

 

 

1.2. Особенности гендерной политики и гендерные проблемы в мусульманских странах.

 

Проблема гендерного неравенства затрагивает большинство стран, религий, национальностей и культур. Об особенно нелегком положении женщин в мусульманских странах свидетельствуют конкретные факты и явления. Неправительственная организация Всемирный экономический форум (ВЭФ) измеряет равноправие полов в большинстве стран мира с помощью Индекса гендерного неравенства (Gender Gap Index)[8], который учитывает экономическую, политическую и другие сферы, в которых присутствует неравноправие между мужчинами и женщинами, принимая во внимание тенденции его изменения со временем. Целью данного индекса является поиск эффективных путей преодоления гендерного неравенства. Гендерный разрыв при расчете данного индекса оценивается по четырем критическим областям неравенства между полами: возможность и степень участия в экономической сфере (разрыв в заработной плате, доступ к занятости,  участие в принятии решений), доступность к образованию, здоровье и продолжительность жизни и участие в политическом процессе (гендерное представительство в органах власти). По данным ВЭФ-2012 ни одна страна не достигла равноправия между мужчинами и женщинами. После 2006 года в мире наблюдалось уменьшение гендерной дискриминации. Из 111 стран, попавших во все рейтинги после 2006 года, 98 стран (88%) улучшили свои показатели. Однако скорость сокращения гендерного разрыва в большинстве стран невелика. На протяжении семи лет (2006-2012) в нижней части списка надились такие страны, как Йемен (индекс 0,5054), Пакистан (0,5478), Чад (0,5594), Сирия (0,5626), Саудовская Аравия (0,5731), Кот-д’Ивуар (0,5785), Марокко (0,5833), Мали (0,5842), Иран (0,5927) и Египет (0,5975)[9]. Сильнее всего права женщин ущемлены в исламских странах – Иране, Мали, Сирии, Чаде, Пакистане и Йемене, о чем говорит последний отчет организации за 2014 год.[10]

В Западном мире существует распространенное представление о том, что в странах Азии, в мусульманской культуре с восточными традициями затруднена борьба за права женщин, за их равноправие в семье и обществе. Гендерная политика — часть государственной политики. В некоторых азиатских странах, где гендерная политика развита на достаточно высоком уровне (например, Кыргызстане), женщины находятся под защитой государства, однако несмотря на поддержку государства в данной области, перемены в отношении прав женщин все равно затруднены.

Большую роль в управлении государствами Азии играют культурные и религиозные обычаи и вековые традиции, которые передаются из поколение в поколение, превращаясь в устойчивые стереотипы поведения мужчин по отношению к женщинам. К тому же, многие мусульманские страны с высоким уровнем бедности, не могут обеспечить достаточную социальную защищенность женщине, которой ограничен доступ к образованию и социальным льготам для поддержания уровня здоровья: уровень грамотности женщин является одним из определяющих показателей положения женщины в государстве. Женщины в мусульманских странах становятся наиболее уязвимым населением[11].

Подобные женские проблемы чаще всего встречаются в азиатских странах, преимущественно в странах, чьей государственной религией является ислам. Данная тенденция подтверждается официальной статистикой.

По данным исследования worldbank касательно равенства полов перед судом в разных странах, в таких странах, как Саудовская Аравия, Иран, Бангладеш, Пакистан, ОАЭ, это равенство отсутствует[12]. Другое исследование данной организации рассматривает законодательство стран о насилии в семье в отношении женщин и проверяет наличие законов о сексуальных домогательствах к женщинам со стороны семьи как таковых. В отчете собраны данные ста стран о законах, правилах и институтах, занимающихся вопросами насилия в семье. Количественная оценка глобальной законодательной базы по конкретным вопросам. Данные показывают, что в Иране, Пакистане, Саудовской Аравии отсутствует специальное законодательство в отношении домашнего насилия[13]. Статистика по проценту женской безработицы в мире показывает, что самый высокий процент ее — в Афганистане (в 2002 году 10,4%, в 2010 — 12,0%), в странах «арабского мира» (в 2002 — 22,4%, в 2010 — 19,4%), в Киргизии (в 2010 году — 9,9%), в Ираке (в 2010 — 23,6%), в Саудовской Аравии (в 2010 году — 16,9%) в сравнении с такими странами, как Австрия (2010 год — 4,2%), Австралия (5,3%), Нидерланды (4,5%). Приведенная статистика и данные позволяют говорить о том, что женские проблемы имеют место быть в больше степени в странах Азии, в частности — исповедующих ислам, придерживающихся мусульманских традиций. Как показывают данные, гендерная политика мусульманских стран на государственном уровне сильно отстает в своем развитии от других стран.

В мусульманских странах однозначно назрел запрос на социальные перемены в отношении гендерной политики. Однако несмотря на довольно развитую гендерную политику во многих мусульманских странах Азии, социальные перемены в отношении прав женщин все равно не происходят или происходят крайне медленно. Женские организации борются не только с устранением данных проблем, но и с изменением отношением общественного мнения к данным проблемам в первую очередь. Несмотря на то, что правовое положение женщин в мире улучшается, вышеперечисленные проблемы остаются, в основном именно из-за общественного отношения. Таким образом, женские движения направляют свои ключевые сообщения на государство и на общество, используя различные инструменты в зависимости от специфики аудитории и ее запросов. Социальные перемены сильно затруднены в обществе без общественной поддержки.

В мусульманском обществе не относятся всерьез к женским правам из-за устойчивых гендерных стереотипов, которые вырабатывались на протяжении истории, передавались из поколения в поколение вместе с воспитанием, вместе с культурными, моральными и религиозными ценностями, обычаями и традициями. В некоторых мусульманских странах нарушение прав человека воспринимается людьми как норма. Как правило, социальные движения стараются донести до людей, что нарушение прав человека — это не норма, что пора уступить дорогу новым ценностям, уважающим права человека. Даже несмотря на то, что права женщин могут законодательно охраняться государством, люди могут не воспринимать это всерьез. Например, несмотря на наличии в Кыргызстане институционализированного государственного аппарата, в управлении государством большую роль помимо официальных институтов играют старейшины и общины, которые оказывают большое влияние на государственный аппарат. Они охраняют исторические и религиозные традиции и позволяют то, что не позволяется законодательством. Из-за этого у девушек в Киргизии даже при наличии законов, защищающих их права, нет ощущения безопасности, так как старейшины и общины обладают большим авторитетом в глазах общества, большей поддержкой со стороны общества.

Социальные изменения в отношении прав женщин могут произойти только благодаря социальной поддержке и осознанию граждан необходимости в изменениях. Без общественной поддержки и без осознания людьми необходимости перемен не будут исполняться законы.

Таким образом, главная цель организаций по борьбе за права женщин — это оказание влияния на изменение массовых ценностных ориентаций, вызвать в людях чувство необходимости в переменах, а уже второстепенная цель — общими социальными усилиями повлиять на государственный аппарат, получить государственную поддержку переменам.

В данный момент в исламском культурном пространстве наблюдаются некоторые изменения, вызванные глобализационными тенденциями, происходит модернизация гендерной политики. Влияние Запада и, как следствие, рост общественно-политических движений вносит некоторые изменения в самые консервативные круги восточных стран касательно гендерного вопроса, который является одним из самых важных для исламских политических движений[14].

 

 

1.3. Культурные и религиозные особенности мусульманских стран в контексте прав женщин. Влияние общемировых стандартов и глобализационных процессов на мусульманский мир.

 

 

Религия в любых странах является социальным институтом и поэтому выполняет различные общественные задачи, среди которых — формирование представления о мире и поддержание культурных норм, контроль за их выполнением, в том числе и тех, которые формируют понятие гендерных ролей и устойчивых стереотипов поведения. Религия воспринимается на уровне индивидуального и общественного сознания. В большинстве мусульманских стран религия играет большую роль в управлении государством, а в некоторых странах она даже вынесена в качестве формы государственного устройства (Саудовская Аравия и Иран), а право зафиксировано законами шариата.

Исламское общество, в частности страны Южной Азии (Иран, Пакистан, Авганистан, Саудовская Аравия), характеризуются своей приверженностью мусульманским традициям, из-за которых они чаще всего имеет ярко выраженные патриархальные особенности в гендерной политике. К примеру, любые правозащитные организации в Иране подвергаются преследованиям. Данное государство является традиционным исламским государством, следующим нормам шариата, по которому женщина в обществе занимает особое положение. Шариат — совокупность правовых, морально-этических и религиозных норм ислама («вечное и неизменное» в исламе). Что интересно, религиозный контекст ислама подразумевает равенство женщины и мужчины, в то время как в культуре и социальных отношениях это равенство не соблюдается. Шариат выступает, как регулятор семейно-брачных, наследственных и других отношений. В Саудовской Аравии и Иране это право закреплено на конституционном уровне, в других же мусульманских странах действует правовая система шариата: подчиненное положение женщины на основании «естественного превосходства мужчины». Шайдидуллина и Вагабов в своих исследованиях подчеркивают дискриминационный характер ислама[15].

Проблема ущемления прав женщин и их защиты в мусульманских странах была поднята некоторыми авторами в своих исследованиях и публикациях. Асма Барлас, уроженка Пакистана, директор Центра изучения культуры, расы и этничности кафедры политологии колледжа Итака, специализируется на сравнительной и международной политике, изучении ислама, толковании Корана, а также гендерных исследованиях, изучает теорию гендерного равенства в исламких обществах, примеряя концепцию гендерного равенства в свете ее понимания Корана. Она говорит о том, что некоторые из принципов Корана в отношении между мужчинами и женщинами могут быть пересмотрены мусульманами для создания большего равенства между ними, а следовательно, справедливости и демократии. Несмотря на то, что идея равенства и справедливости является в исламе основным вопросом, многие мусульмане с неприятием относятся к идее справедливости и равенства в отношениях между мужчинами и женщинами[16]. Многие считают, что в контексте семьи нельзя говорить о равноправии: в семье не подразумевается диалог равных людей. Принятие решений — это привилегия мужчины, как главы семьи, а женщина должна покоряться ему, как «мужу, отцу или брату»[17]. Амина Вадуд — специалист по гендерным проблемам и изучению Корана , автор книги «Коран и женщина. Перечитывая Коран с женской точки зрения». В октябре 2005 г. Амина Вадуд выступила на Международном конгрессе исламского феминизма в Барселоне и получила предложение занять пост имама общины из тридцати человек. Взгляды Амины Вадуд вызывают широкий протест в мусульманском мире. Она — первая женщина мусульманка в истории, проводящая мусульманские религиозные церемонии в качестве имама. Мусульманские круги добивались увольнения Амины Вадуд с работы[18]. Она утверждает, что «причиной, робости является то, что большинство мусульманских обществ погрязли в культуре, основанной на разделении и верховенстве мужчин, пользуются поддержкой истории и наследия, а также кораническими толкованиями, которые говорят о главенствовании мужчин <...>... Понимания, усиленные религиозными и литературными вторичными текстами привели мусульман к выводу, что отсутствие равенства и верховенство мужчины это нормы, на которые указывает ислам». Многие находят в Коране смыслы верховенства мужчин и неравенства и относятся к женщине с позицией принуждения и рабства[19]

Таким образом, опираясь на работы Асмы Барлас, Амины Вадуд, можно сделать вывод о том, что принципы гендерного равенства не приживаются в мусульманском обществе из-за гендерных стереотипов и устоявшихся культурных традиций в исламском обществе, в которых долгое время формировалось устойчивое изолирование женщин от приобретения знаний и общественной жизни, гражданской и политической свободы. Приверженность исламских государств враждебному отношению к демократии во всех ее проявлениях не позволяет мусульманам участвовать в критическом диалоге из-за жесткой защитной позиции менталитета, воспитанного на радикальности и разделении. Мусульмане сопротивляются новым пониманиям и трактовкам Корана, считая что тем самым он находится под угрозой нарушения целости и проникновения западных идей.

На рубеже XX-XXI веков, с началом распространения информационных технологий, с помощью которых знание, открытость и информированность приобретают все большее значение, глобализация, носящая социально-политический характер, начинает активно распространяться на исламский мир. Это встречает сопротивление со стороны радикально настроенных мусульман. Однако существуют и так называемые «новые мусульмане», которые не принимают патриархальное исповедание религии и готовы к критическому осмыслению исламского мира. Чаще всего к «новым мусульманам» относятся достаточно молодые люди с высшим образованием. Ислам способен и на адекватный ответ на современные глобализационные вызовы, в каждом конкретном государстве, где государственной религией является Ислам: степень принятия западных глобализационных ценностей зависит от преобладания среди населения патриархально или же наоборот, либерально настроенных мусульман. Глобализация ведет к большей открытости исламского мира, а также к модернизации, либерализации во всех сферах жизни, а также научно-техническому развитию и интеграции ислама в мировое сообщество. Глобализация и демократизация в соответствии с западными ценностями различных сфер их жизни встречает разную реакцию, как позитивную, так и резко негативную. Агрессивное восприятие глобализации мусульманским миром вполне закономерно, так как новые культурные и нравственные ценности, проникающие в мусульманское общество, часто бывают чужды их менталитету. «Исламские радикалы» резко встречают любые шаги по либерализации, в том числе и в сфере прав человека и в частности, правового статуса женщин, в семейных отношениях и в политической сфере[20]. Традиционные ценности мусульманской культуры часто не совпадают с требованиям современных глобализационных изменений. Политические и правовые реформы в мусульманских странах, которые противоречат нормам шариата, воспринимаются мусульманским сообществом в качестве угрозы исламским ценностям. Принятие или отторжение западного опыта зависит напрямую от того, сталкиваются ли европейские правовые модели с теми положениями шариата, которые расцениваются исламским сознанием как прямо относящиеся к религиозному статусу мусульман и закрепляющие религиозно-политические постулаты ислама.  Противоречия между исламским и западным подходами к праву в ряде случаев просто неизбежны, однако их взаимная адаптация и совмещение вполне возможны. Любые серьезные перемены в социальной и политической жизни в мусульманском обществе оцениваются сквозь призму исходных начал ислама. За пределами мусульманских стран многие убеждены в том, что непременным условием утверждения в них демократии является отказ от традиционных исламских ценностей.

Эмансипация женщин в мусульманском мире имеет не религиозную окраску и выступает не против религии, а за пересмотр религиозных канонов в отношении женщин, за расширение их прав и свобод, чего не понимают многие мусульмане, считая деятельность общественных женских организаций угрозой для религиозных и культурных традиций. Борьба за гендерные права в мусульманских странах в той или иной мере осуществлялась всегда.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Глава 2. Борьба за права женщин в Кыргызстане и Афганистане.

 

2.1. Кыргызстан: гендерные проблемы и политика. Анализ деятельности фонда «Открытая линия».

Кыргызстан — государство, чьей государственной религией является ислам. В данном государстве есть множество гендерных проблем в отношении прав женщин, несмотря на определенные успехи правительства Кыргызстана в осуществлении положений Конвенции «О ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин», что было замечено комитетом ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин в 2008 г. В стране существует еще ряд нерешенных проблем в области достижения гендерного равенства. Одна из таких проблем — похищение невест. Данное явления, именующееся «ала-качуу» и являющееся традицией, народным обычаем (и следовательно нормальным способом женитьбы), в современном Кыргызстане  крайне распространено. В «Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин» отмечается, что государства-участники принимают все соответствующие меры для того, чтобы изменить социальные и культурные модели поведения мужчин и женщин для искоренения предрассудков и упразднения обычаев, которые основаны на идее неполноценности или превосходства одного из полов[21].

Турсунов Х. и Абдылдаева А. отмечают, что явление ала-качуу уходит корнями в древнюю историю кыргызов, когда похищали молодых девушек из соседних племен с целью усиления собственного племени. Российский исследователь Абрамзон С.М., описывая брачные традиции кыргызов, утверждает, что к похищению невесты чаще прибегали бедные молодые люди в связи с невозможностью выплатить калым родителям невесты[22].  Похищение невест в Киргизии может быть осуществлено тремя при различных условиях: похищение невесты по взаимной договоренности жениха и невесты при несогласии родителей, похищение невесты без ее согласия, но с согласия ее родителей, похищение невесты без ее согласия и вопреки воле родителей. Нередко случается, когда девушка видит своего похитителя впервые. Наиболее распространенные условия похищения — два последних, при которых оно осуществляется без согласия девушки. На момент похищения невест 133 (49.6%) девушки были в той или иной степени знакомы с женихами, а 135 (50.4%) - никогда не видели своих похитителей. Большая часть респондентов, которые сообщили о своем знакомстве с женихом, просто однажды видели их во дворе, либо это были знакомые, друзья братьев или сестер, либо соседи, которых они видели один или два раза. Постоянное знакомство с молодыми людьми поддерживали лишь треть из них.[23]

Данные условия нарушают права на свободный выбор супруга и вступление в брак по взаимному согласию, что доказывает факт гендерной дискриминации, неуважения к женщине, ее правам и свободам в Кыргызстане. Часто встречается, что с целью принудить девушку, насильственно выданную замуж, выполнять все обязанности жены, семья мужа унижает, оскорбляет и даже применяют физическое насилие к девушке. 74.2% опрошенных женщин сообщили, что на них было оказано психологическое давление в той или иной форме: уговоры не покидать дом жениха, угрозы проклятья, манипулирование с письмами родителям, надевание силой платка на голову похищенной девушки. О том, что им угрожали родственники или друзья жениха рассказали 19.7% респондентов. Физическое насилие (в том числе и изнасилование) было применено в отношении 62 женщин (23%). Одна из опрошенных рассказала, что когда ее привезли в дом похитителя, она очень возмущалась, угрожала всем присутствующим судом, пыталась бежать[24].

К похищению невест в современном Кыргызстане часто относятся, как к вековой традиции, не задумываясь о правомерности этих деяний. Семья невесты, которая может быть против насильственной женитьбы своей дочери, часто зная о неправомерности похищения девушки, не пытаются противодействовать похищению дочери, не обращаются в правоохранительные органы, так как для них боятся осуждения общества, в котором это считается нормой[25].

О том, что проблема похищения в Кыргызстане до сих пор не является решенной свидетельствуют следующие факты. Большинство невест похищаются против их воли. В республике ежегодно крадут не менее 15 тысяч девушек, которых впоследствии принуждают вступить в брак. Из-за этой «традиции» Киргизия не стала в 2010 году неофициальным членом Совета Безопасности ООН. Киргизские правозащитники предложили объявить 2013 год в республике Годом борьбы с похищением невест. О насильственных браках как о результате похищения невесты говорится в статье 16 Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин. В 2008 г. комитет ООН по правам женщин подчеркнул необходимость усиления методов решения проблемы похищения невест в стране и выработал некоторые рекомендации Правительству КР и общественным организациям по организации деятельности с целью решения данной проблемы, среди которых — проведение массовых просветительских кампаний в СМИ, обеспечение эффективного применения существующих правовых норм и принятие мер для реализации законов, предусматривающих уголовную ответственность за похищение невест, усиление программ подготовки сотрудников правоохранительных органов по проблемам защиты прав женщин, а также проведение анализа причин существования и распространения случаев похищения невест и насильственных браков. С целью реализации данных рекомендаций Правительство Кыргызстана приняло ряд мер по изменению законодательства. Несмотря на наличие в стране передового законодательства, соответствующего международным нормам, и запрещающего похищение невест, данная практика продолжается, а правоприменительная деятельность органов правопорядка требует серьезного совершенствования[26].

Хотя данная практика является незаконной, похитители невест редко бывают наказаны. Неохотное исполнение наказания по статье Уголовного кодекса вызвано отчасти плюралистическим законодательством Кыргызстана, где села де факто управляются советами старейшин и судами аксакалов посредством обычного права, вдали от глаз государственного легального правосудия. Суды аксакалов, выполняющие задачу по разрешению семейных споров по вопросам имущества и гражданским правонарушениям, зачастую не воспринимают серьёзно проблему похищений невест. Причиной недостаточного внимания к проблеме насильственного похищения невест в Киргизии со стороны правоохранительных органов и со стороны общества может быть недостаточная осведомленность об основных положениях Конвенции ООН и снисходительное отношение к некоторым формам дискриминации женщин.

ООН было отмечено, что в стране происходят процессы демократизации общества, принимаются прогрессивные законы и другие правовые акты. Современная нормативно-правовая база КР в области защиты прав женщин, обеспечения добровольного и свободного вступления в брак ориентируется на требования и стандарты международных документов[27]. За годы суверенного развития Кыргызстан ратифицировал более тридцати стратегически значимых международных документов, касающихся защиты прав женщин, среди которых Конвенция о согласии на вступление в брак, брачном возрасте и регистрации, от 7 ноября 1962 года и Конвенция Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека, от 26 мая 1995 года.

В 2008 г. принят закон Кыргызской Республики «О государственных гарантиях равных прав и равных возможностей для мужчин и женщин», в котором модифицированы и дополнены основные положения предыдущего закона. В частности, в соответствии с международными документами введен термин равнопартнерские отношения между женщинами и мужчинами[28]. В конце 2012 года был принят закон предполагающий ужесточение уголовного наказания на срок с трех до десяти лет с формулировкой «за принуждение лиц, не достигших 17 лет, к вступлению в брак», однако практика похищения невест не сбавила обороты.

Таким образом, нормы национального законодательства КР в сфере защиты прав женщин соответствуют нормам международных документов и согласуются между собой. Причиной того, что проблема похищения невест не решается в Кыргызстане, несмотря на отражение защиты прав женщин в национальном законодательстве, заключается в том, что общество Кыргызстана с большим вниманием и уважением относится к традиционному праву, нежели к государственному законодательству и склонно вести себя в соответствии с сложившимся общественным мнением. Также причина невнимания населения к проблеме похищения невест может заключаться в невысокой информированности о возможности обращения за помощью (девушки могут получить юридическую и психологическую помощь, проконсультироваться в неправительственных организациях или получить помощь в правоохранительных органах). Истории женщин, попытавшихся защитить свое право на добровольное свободное вступление в брак, дают основание полагать, что сельское население мало или почти не знакомо с правовыми нормами и редко прибегают к защите своих прав с помощью правоохранительных органов.

В 2008 г. комитет ООН по правам женщин подчеркнул необходимость усиления методов решения проблемы похищения невест в стране и выработал некоторые рекомендации Правительству КР и общественным организациям по организации деятельности с целью решения данной проблемы.

Рекомендации комитета ООН по правам женщин в 2008 году инициировали в Кыргызстане создание различных общественных организаций, которые ставили своей целью продвижение идеи гендерного равенства в стране и коммуникация с государственными органами для дальнейшей работы над законодательной защитой прав женщин.

Одна из общественных организаций в Кыргызстане, которая занимается женскими вопросами, — некоммерческая организация фонд «Открытая линия» при финансовой поддержке OSI, Будапешт, Internews Network, UNFPA. Миссия ОФ «Открытая линия» - достижение равенства прав и возможностей. Своей целью организация провозглашает содействие повышению потенциала общества в решении гендерных проблем через постоянный мониторинг прав женщин в КР (с использованием КЛДЖП). Среди задач — содействие росту потенциала женских организаций, формулирование общественного мнения в пользу политики равных прав, свобод и возможностей полов. Обучение женских организаций технологиям эффективного мониторинга, продвижения и защиты интересов женщин. Приверженность идеям гендерного равенства. Целевые группы организации — женские организации, молодежные НПО, местные власти и жертвы форм дискриминации и насилия. Глава фонда Мунара Бекназарова комментирует: «После двух успешных кампаний мы стали узнаваемыми: к нам обращаются за помощью люди, идет на диалог государство, организации вступают в партнерство».

Фондом «Открытая линия» было проведено множество исследований касательно проблемы похищения невест. В ходе интервью, проведенного в шести городах Кыргызстана (Бишкек, Каракол, Нарын, Талас, Ош, Джалалабад), были зафиксированы случаи похищения невест, изучены причины продолжающейся практики насильственного похищения невест и социально-психологические последствия ала-качуу для жертв похищения невест, выявлено отношение населения к проблеме похищения невест, а также степень информированности о возможности обращения за помощью. На главной странице сайта организации размещен опрос: «Почему потерпевшие от насильственного похищения с целью принудить к вступлению в брак не обращаются в милицию?[29]» Варианты ответов совпадают с возможными реальными причинами, почему девушки этого не делают: «не будут реагировать», «негативный опыт обращения со стороны знакомых», «самостоятельно решим проблему», «это не преступление». Опрос показал, что 65,7% жертв насильственного похищения не обращаются в милицию, так как считают это пустой тратой времени из-за того, что на их обращение не будут реагировать или лишь формально рассмотрят заявление. 22,9% девушек аргументировали причину своего молчания негативным опытом обращения со стороны знакомых, 11,4% предпочли решить эту проблему самостоятельно. Результаты опроса свидетельствуют о том, что девушки не верят в то, что законодательство может реально действовать и защищать их права. Подобное недоверие государству может говорить о сильной роли и авторитете традиционных законов в киргизском обществе. Немаловажную роль в том, что ала-качуу продолжает существовать играет поведение родственников девушки. Их реакции часто свидетельствуют о том, что традиционное мышление и восприятие человеческих отношений превалирует над рационально-юридическим: родители, несмотря на возмущение, все же оставляют дочь в доме похитителя (после уговоров, подарков, а иногда и угроз бесчестия). часто одним из регуляторов поведения родственников девушки было общественное мнение: «А что подумают люди?», «Если сбежала от жениха, значит опозорила себя и своих родных». В народе считается, что если похищенная девушка провела ночь в доме жениха (неважно, что там происходило, и происходило ли что-нибудь), то она не может вернуться к себе домой, потому что ее будут считать опозоренной.

Как показали результаты опроса фонда «Открытая линия», уровень образования – важный фактор, формирующий мнение о возможности похищения невест. Следует отметить тенденцию к увеличению восприимчивости к проблеме похищения невест с ростом уровня образования. Почти четверть молодых людей к моменту похищения девушки не учились и не работали, поэтому не удивительно, что, женившись, они тут же начинали вымещать свою нереализованность в жизни на своей жене-жертве: запрещали учиться дальше, били, унижали, оскорбляли, эксплуатировали, насиловали. Кроме того, многие респонденты связывают увеличение фактов похищения невест с социально-экономическими последствиями переходного периода, такими, как глубоко въевшиеся обыкновения патриархального уклада жизни, высокий уровень безработицы, наблюдаемое среди мужчин, особенно в сельской местности, злоупотребление алкоголем. Эти реальности, несомненно, увеличивают для девушек опасность подвергнуться похищению невест.

Из исследований, которые уже проводились по данной проблеме, известно, что умыкание невест больше распространено в сельской местности. Похищения невест в городе тоже очень часто связано с выходцами из сельской местности. Например, девушка из сельской местности или небольшого городка учится или работает в городе, а молодые люди приезжают, похищают ее и везут в село к своим родственникам. Безусловно, есть и случаи похищения невест городскими жителями, но их значительно меньше.

Анализ причин, подвигнувших молодых людей на похищение невесты, приводит к пониманию наличия в обществе целого пласта социально-психологических проблем, имеющих истоки в прошлом, но подпитывающихся настоящим: невысокая культура общения между девушками и молодыми людьми, неразвитость сферы организации цивилизованного досуга, распространенность патриархальных представлений о взаимоотношениях полов и семейном укладе, ограниченный уровень образования.

В 2012 году фонд организовал мастер-класс в Бишкеке на тему «Производство социальной рекламы по теме похищение девушек с целью вступления в брак».  В ходе мастер-класса участники изучали креативные методы разработки социальной рекламы и учились определять эффективность послания к целевой группе. Участники разделились на группы, каждая из которых подготовила/работала над сценарием для социального видеоролика на тему «Похищение девушек», представили свои концепции. В результате чего отобранные сценарии были доработаны заказчиком (ОФ «Открытая линия») и была создана полноценная кампания социальной рекламы из 5 роликов[30]. Георгий Молодцов – креативный директор АНО «Лаборатория социальной рекламы»: "В Бишкеке могут похитить работающую девушку или студентку и просто увезти в неизвестном направлении. В ЗАГСе признают этот брак без согласия девушки. А до развода доходит крайне редко. Российскому зрителю на первый взгляд проблема так называемого "похищения невест" может показаться очень необычной и "надуманной". Но стоит перенести это на понятную каждому человеку почву - это похищение, это насилие над женщинами, это принудительное лишение свободы - и романтический флер с этой формулировки сразу пропадает. Поэтому не стоит это называть "похищением невест". Правильнее будет "похищение женщин с целью принуждения к браку". Аудитория была поделена на три целевые группы: родители девушек, потенциальные похитители и потенциальные жертвы похищения. Целью данного мероприятия было привлечение общества Киргизии к проблеме похищения невест, а также составление рекомендаций по возможным методам профилактики и предотвращения похищения невест.

Как утверждает глава фонда "Открытая линия" Мунара Бекназарова, лоббирование организаций на законодательном уровне – самый эффективный метод для защиты прав женщин. Еще одна акция, проводимая фондом называется "Свадебный цветок". Комментирует Мунара Бекназарова: "До 2013 года в Уголовном Кодексе Кыргызстана была статья за «похищение невесты» с минимальным наказанием, после лоббирования со стороны женских организаций, в том числе и нашего фонда, наказание ужесточили, увеличив до 10 лет. Как мы способствовали ужесточению законодательства: отправляли депутатам перед рассмотрением законопроекта в Парламенте подарочную упаковку, внутри которой был цветок со свадебной прически невесты — девушки, которая стала жертвой похищения, после чего долгое время подвергалась насилию со стороны своего мужа и стала инвалидом". После данной акции, которая проводилась в 2013 году перед рассмотрением в Парламенте законопроекта об ужесточение наказания за "похищение невесты", поправки были приняты большинством голосов. Однако проблема заключается в том, что законодательство в Кыргызстане часто не работает: мужчины остаются без наказания. Одна из причин, по мнению Мунары Бекназаровой, заключается в том, что "мужчины, работающие в правоохранительных органах, часто выражают солидарность к мужчинам и не наказывают их за «похищение невест». В связи с этим в настоящее время деятельность фонда "Открытая линия" направлена на то, чтобы сделать существующие законы работающими, а именно — на работу с правоохранительными органами посредством проведения для них обязательных обучающих семинаров: «С прошлого года мы начали работать с исследователями и совместно вырабатывали инструкции для правоохранительных органов, как вести допросы и как реагировать на заявления женщин. Сейчас мы работаем над специальной программой — комплексом семинаров для сотрудников правоохранительных органов. Цель — утверждение Министерством внутренних дел обязательный характер подобных семинаров».

Говоря о коммуникации организации с обществом, Мунара подчеркивает важность взаимодействия с аудиторией посредством позитивного закрепления: "Мы пытаемся содействовать изменению модели поведения в обществе, показывая позитив: инструкции, как вести себя в тех или иных ситуациях, конкретные шаги, выход из ситуации. Влиять на общество нужно, не ругая его за то, что оно не принимает те или иные ценности, показывая негативные последствия, а наоборот, через позитивное закрепление".

Таким образом, обобщая кейсы деятельность фонда "Открытая линия", анализ киргизского законодательства в сфере прав женщин и практику его реализации можно прийти к следующим выводам. Несмотря на то, что Кыргызстан — государство, чьей официальной религией является ислам, оно все равно является открытым государством, идущим на конструктивный диалог с ООН. Киргизия идет по пути демократизации и совершенствованию законодательства в сторону уважения и защиты прав человек. Низкий уровень правововой культуры, низкий уровень образования в некоторых городах и страх перед общественным мнением – ключевые причины медленного решения гендерной проблемы в данном государстве. Методы общественных организаци в Киргизии, в том числе фонда "Открытая линия" направлены не только на совершенствование законодательства в сфере прав женщин, но и на повышение осведомленности общества об этом законодательстве и на привлечение внимания общества к проблеме – на изменение отношения к похищению невест как к норме, к традицию, обычаю. В соответствии с этим организациям для ускорения решения данной проблемы нужно сфокусироваться на коммуникации с обществом с целью донести сообщение о том, что похищение невест – это нарушение прав человека, а также на коммуникацию с государством с целью повышения правовой культуры населения. Увеличение выпуска доступной населению справочной литературы, введение более активного консультирования населения в СМИ, информирование о деятельности НКО и другие методы могут поспособствовать улучшению ситуации с правами женщин в Кыргызстане.

Один из опросов фонда "Открытая линия" подчеркнул актуальность вопроса похищения невест и отметил низкий уровень обсуждения проблемы в обществе, включая СМИ (пресса, ТВ программы). Практически все опрошенные неоднократно отмечали в интервью, что хотели бы видеть обсуждения в СМИ возможных путей решения проблемы похищения невест.

Общественные организации в Кыргызстане для продвижения идеи девиантного характера феномена похищения невест могут действовать следующими способами: поощрять проводимые средствами массовой информации и неправительственным сектором кампании привлечения внимания общественности к проблемам умыкания невест и особенно восприятия мужской агрессивности как нормального явления, содействовать внесению соответствующих изменений в школьные учебные программы, «проводить по всей стране массовые общественно-просветительсктие кампании в  отношении противодействия похищению невест»  для трансформации общественного сознания, искоренения дискриминирующих гендерных стереотипов, принимать меры по обеспечению полного уважения существующих законов и их исполнения об ответственности за похищение о наказании лиц, причастных к похищениям, по всей строгости закона. Необходимо способствовать росту осведомленности общественности и профессионалов, сталкивающихся с проблемой похищения невест по долгу службы, в том числе посредством издания информационных материалов, содержащих правовую, психологическую информацию по проблеме, а также информацию об учреждениях, куда можно обратиться за помощью.

Говоря о прогнозах решения гендерной проблемы в Кыргызстане хочется еще раз обратиться к главе фонда «Открытая линия» Мунаре Бекназаровой, чья работа привела к значительному прогрессу в решении данной проблемы: «Работа со стереотипами — это долгая и тяжелая работа. Естественно она будет осуществляться через СМИ и телевидение, но требуется длительное время. Необходима более тесная работа со СМИ. Часто бывает в новостях говорят о чем-то, тема обсуждается активно, а потом про нее забывают, на повестку выносятся другие темы. Так вот важно, чтобы тема защиты прав женщин всегда была в повестке».

2.2. Афганистан: гендерные проблемы и гендерная политика. Анализ деятельности Революционной Ассоциации Женщин Афганистана (RAWA).

В 2001 году в Афганистане пал режим исламистского движения талибов и начался период постепенной демократизации афганского общества[31]. После окончания советского присутствия в Афганистане – времени, когда на улицах страны было неудивительно видеть девушек без хиджабов и в коротких юбках, – афганское общество претерпело большую регрессию в плане прав человека. Ещё в те времена возвращение к патриархальному общественному строю прошло на волне неприязни к иностранной, отчасти навязанной, культуре. Эта тенденция продолжалась в годы талибского режима, когда женщины становились объектами террора как одна из наиболее уязвимых частей населения. «Эти страшные годы оставили тяжёлый отпечаток в памяти многих афганцев, и сейчас, в том числе и благодаря западной помощи, ситуация была преодолена, а точка невозврата – пройдена» - комментирует эксперт Наталья Ханова.

 

В 2003 году была принята конституция Афганистана: в статье 22 говорится о равенстве прав и обязанностей перед законом всех граждан, независимо от гендерной принадлежности. Женщинам по конституции Афганистана гарантируется право на образование, трудоустройство, участие женщин в политике. Национальная стратегия развития Афганистана до 2010 года предусматривает сокращение на 20% уровня бедности среди женщин и привлечение не менее 20% женщин к работе в государственных и общественных структурах.

 

Также с падением режима Талибана министерство по делам женщин вновь начало работу и сфокусировало стратегию своей деятельности на осуществление политических и социальных программ правительства для женщин с целью защиты и расширения их прав с привлечением к данному вопросу международной помощи. Министерство по делам женщин Афганистана и международное сообщество при попытке способствовать решению катастрофической ситуации с правами женщин в Афганистане, были инициатороми законодательного закрепления гендерного равноправия, которое подразумевало активное вовлечение афганских женщин в общественно-политическую жизнь страны.  По новому законодательству женщины получили 25% мест в парламенте и 17% мест в сенате с тем, чтобы каждая провинция имела своего представителя-женщину в Национальной Ассамблее. Кроме того, женщины составили 11% от принявших участие в голосовании по выборам президента и уже 44% на выборах депутатов парламента. Также были разработаны новые законодательные акты по предотвращению насилия в отношении женщин, о запрете ранних и насильственных браков, была выработана система помощи бездомным и неимущим женщинам, улучшения условий содержания женщин, находящихся в местах лишения свободы, создания сети приютов для жертв домашнего, а также правила и условия пенсионного обеспечения женщин.

В независимой комиссии по правам человека при президенте Афганистана существует специальный отдел, главной задачей которого является контроль над соблюдением законодательно закрепленных прав женщин, отслеживание ситуации и активное вовлечение афганок в постепенный процесс демократизации страны, а также противодействие гендерному неравноправию в Афганистане, в частности домашнему насилию, насильственным и ранним бракам и другим проблемам.

Кроме того, Министерство и комиссия осуществляют постоянную проверку состояния женских больниц, центров временного содержания и приютов, занимаются производством и распространением печатных материалов по гендерной проблеме в Афганистане (ежемесячные женские журналы и газеты), занимаются организацией курсов профессиональной подготовки женщин, оказывают женщинам помощь в трудоустройстве, предоставляют юридическую помощь в суде жертвам насилия и желающим получить развод, выдают мини-кредиты для поддержки малого бизнеса. Эксперт Наталья Ханова утверждает, что министерство зачастую становится объектом критики, поскольку деятельность ведомства нередко считают недостаточно активной и даже сугубо формальной.

Однако, как отмечает «Международная амнистия», жизнь афганских женщин, которым конституцией были дарованы широкие социальные права, изменилась, в основном, только на бумаге.

В докладе «Международной амнистии» по Афганистану за 2007 год утверждается, что «юридическая реформа, призванная защищать права афганских женщин, так и не была претворена в жизнь, и женщины в этой стране продолжают существовать на правах заключенных»[32].

Ежедневно в тысячах афганских семей женщины подвергаются насилию, и не получают никакой реальной защиты от государства. Они проигрывают процессы в суде: афганские суды в семейных конфликтах, как правило, выносят решения не в пользу жертв насилия, а руководствуются предписаниями шариата. Большая часть женщин предпочитает вообще не обращаться в суд.

Вступление государства в международное сообщество (сотрудничество с ООН, приток гуманитарной помощи из заграницы), развитие независимых СМИ провоцировали прогресс в вопросе положения женщины в афганском обществе провоцировали и некоторые изменения в гендерной ситуации в Афганистане, однако они не являются значительными. Несмотря на очевидные успехи, прежде всего, в законодательном закреплении гендерного равенства с целью обеспечения равных возможностей для женщин и мужчин во всех областях политической и социально-экономической жизни, реальное воплощение этих намерений не происходит. Статистика и открытые данные говорят о том, что афганское законодательство, закрепляющее права человека и гражданина, не действует. Подавляющее большинство женщин в Афганистане являются безграмотными, растет количество ранних насильственных браков, большое количество женщин умирают при родах, также отмечается высокий уровень домашнего насилия и женских самоубийств. Сотни женщин в Афганистане покончили с собой с помощью самосожжения, чтобы избежать насилия в семье или принудительного брака[33].

Лишь 2% афганок имеют национальные удостоверения личности, 85% афганок неграмотно (при этом аналогичный показатель у мужчин составляет 51%). Афганское государство и международное сообщество пытается разработать и внедрить систему для вовлечения детей в образовательные программы, однако на выходе только 20% девочек ходят в начальную школу и 5% —  в среднюю. Одна из причин данной ситуации — низкий уровень безопасности в школах, а также недостаток учителей-женщин. Кроме того, в 85% школ требуется оплачивать бесконечные дополнительные услуги, чего не может себе позволить большая часть населения. В школах отсутствует материально-техническая база (более 5000 школ не имеют зданий), высок риск похищения ребенка по дороге в школу.

По данным Международной организации по миграции Афганистан остается одним из главных центров торговли людьми, наибольшая часть из которых — женщины и дети. Независимая комиссия по правам человека в Афганистане обращает общественное внимание на участившиеся случаи торговли девочками в некоторых провинциях, что связано с отсутствием законодательства, запрещающего торговлю и жестокое обращение с детьми.

Афганистан является одной из 5 наиболее отсталых стран мира, где более половины населения живет за чертой бедности, имея ежедневный доход менее 1 доллара США.

Одна из самых распространенных проблем, связанных с правами женщин в Афганистане, являются ранние насильственные браки. По данным ЮНИСЕФ в 57% бракосочетаний невеста была младше 16 лет, а 80% браков являются либо вынужденными, либо насильственными, с целью ликвидации долговых обязательств, урегулирования споров или прекращения кровной вражды. Раннее вступление в брак приводит к росту детской и материнской смертности при родах. Среди сельского населения возраст 8-10 лет считается для девочек нормальным брачным возрастом, несмотря на поправки в законодательстве о поднятии брачного возраста до 17 лет. Данные изменения не ликвидировали всеобщую нищету, традиционные запреты на коммуникацию мальчиков и девочек, не обеспечили безопасность и тем самым не предотвратили появление ранних и насильственных браков.

Положение афганских женщин можно считать катастрофическим. По данным Детского фонда ООН 97% опрошенных афганок никогда не пользовались противозачаточными средствами и даже не подозревают об их существовании, 21% женщин детородного возраста имеет дефицит веса, 48% страдает от анемии и 75% — от недостатка йода. Несмотря на возросшую доступность медицинской помощи для женщин, меньшая часть афганок рожает в условиях медицинского учреждения. В большинстве случаях причиной неполучения медицинской помощи является позиция мужа, который ссылается на культурные и религиозные традиции, или на его временном отсутствии, так как в афганском обществе существует необходимость получения согласия родственников-мужчин на любой выход из дома, даже если речь идет о посещении врача. Проблема зависимости афганских женщин от мужчин безусловно является одной из самых главных причин ограничения прав женщин. В частности, очень затруднено в Афганистане положение вдов. По данным неправительственных организаций на 26,6 миллиона населения Афганистана приходится 1,5 миллиона вдов, что является крайне высоким показателем. Средний возраст вдов – 35 лет, у 90% есть дети и часто больше трех. 94% вдов не имеет образования и являются абсолютно безграмотными. Большая часть афганских вдов живут в Кабуле, потому что там проще найти себя пропитать, чем в консервативной сельской местности. Средний доход вдовы составляет 16 долларов США в месяц. Зарабатывают вдовы ковроткачеством, пошивом одежды, но, в основном, сбором милостыни и проституцией, рост которой наблюдается с каждым годом все больше. Причиной подобного положения вдов является тот факт, что в патриархальном афганском обществе смерть мужа лишает женщину экономических ресурсов и подрывает ее социальный статус. Вдовы чаще становятся жертвами насилия, социальной изоляции и живут в постоянном психологическом стрессе. 

Эксперт Наталья Ханова подчеркивает критическое положение женщин Афганистана: «До тех пор, пока женщины ограничены в возможности защитить свои права и добиться наказания своих притеснителей, проблема будет оставаться распространённым явлением, в особенности в районах, где укоренился традиционный племенной уклад жизни».

В Афганистане продолжительность жизни у женщин меньше, чем у мужчин, что является исключением из правил. Средняя продолжительность жизни афганки составляет 44 года, что является одним из самых низких показателей в мире.

По представлениям западных правозащитных организаций ношение паранджи также является нарушением прав женщин. Однако многие афганки в меньшей степени обращают внимание на данную проблему, так как существуют проблемы более серьезные: малодоступность образования для девочек, невозможность работать.

Таким образом, тотальная неграмотность женщин, недостаток больниц и врачей-женщин, отсутствие транспортной инфраструктуры, высокий уровень бедности и низкий уровень безопасности определенно являются проблемами, которые пытаются решить в том числе и женские организации.

В докладе Генерального секретаря ООН говорится: «История Афганистана неоднократно доказывала, что усилиям по укреплению статуса женщин имманентно присуща угроза обратной реакции. Для достижения в полном объеме целей обеспечения гендерного равенства потребуется серьезная приверженность и политическая воля со стороны национальных и международных заинтересованных сторон»[34].

 

Кроме того, более 200 неправительственных организаций, как местных, так и международных, осуществляют в Афганистане различные программы, направленные на улучшение положения женщин в этой стране. Будем надеяться, их усилия увенчаются успехом.

Самая известная общественная организация в Афганистане, занимающаяся продвижением идеи гендерного равенства и улучшением прав женщин — революционная ассоциация Женщин Афганистана,  основанная в 1977. Основательница данной организации — Мина Кешвар Камаль, которая погибла в 1987 году при покушении. Основные идеи данной организации — борьба за права женщин на образование, привлечение афганских женщин к участию в политических и социальных действиях в защиту прав женщин. В 1979 году ассоциацией женщин Афганистана была осуществлена кампания против постсоветского правительства Афганистана, которое представляло из себя форму «исламской республики» — теократического государственного устройства на ближнем востоке, в котором исламское духавенство играет важную роль в управлении государством, а все законы основаны на Шариате. Помимо Афганистана исламскими республиками являются Иран, Пакистан и Мавритания.

Со временем революционной ассоциация Женщин Афганистана удалось значительно продвинуться в вопросе с правами женщин, благодаря международному сотрудничеству. Организация была удостоена 16 наградами, благодаря деятельности в области защиты прав человека и демократии, среди которых Диплом специального признания Конгресса США, шестая Азиатская премия за деятельность в области защиты прав человека и многие другие международные признания[35]. В настоящее время данная организации собирает средства на поддержку больниц, школ и детских домов, а также по-прежнему ведет множество проектов в Пакистане и Афганистане, в том числе совместный проект с CharityHelp.org в помощь сиротам[36].

RAWA регулярно организовывает специальные мероприятия в Афганистане, привлекающих общественное внимание к проблеме прав женщин. В Кабуле Активисты RAWA регулярно отмечают Международный женский день.

Кроме того, организация сделала шаг вперед в медийном освещении гендерной проблемы в Афганистане, которая подвергается жесткой цензурой. В 2006 г. активистка RAWA впервые выступила за круглым столом на афганском телевидении. В ходе дебатов с представителем бескомпромиссных исламских фундаменталистов она назвала их лидеров «военными преступниками, ответственными за трагическое положение сегодняшнего Афганистана». Канал запретил показывать все отрывки записи, где упоминались конкретные имена.

В том же году другая организация «Афганская женская миссия» организовала благотворительное мероприятие в поддержку RAWA в Лос-Анжелесе, на котором выступила активная участница RAWA по имени Зоя. «Зоя» — псевдоним активистки Международного комитета RAWA, побывавшей во многих странах, в том числе в США, Испании и Германии. В 2003 г. она международное признание благодаря своей автобиография «История Зои: борьба афганской женщины за свободу». Хочется подчеркнуть важность появления авторитетных «лиц» общественного движения в коммуникации с обществом. Наталья Ханова считает, что утверждение прав женщин на образование, карьеру, активное участие в общественной деятельности проходит за счёт личного примера общественных деятельниц, разнообразных программ обучения и трудоустройства, расширения роли женщин в составе правительственных учреждений, общественных организаций, правоохранительных структур.

Помимо привлечения общественного внимания к проблеме прав женщин, медийного освещения проблемы, организация занимается также коммуникацией с государством, способствуя дальнейшему совершенствованию законодательства в вопросах защиты прав женщин. В 2009 г. RAWA и другие женские правозащитные организации жестко осудили Шиитский семейный кодекс, легализующий изнасилование в браке наряду с детскими браками и практикой пурды (затворничества) замужних женщин для мусульман-шиитов Северного Афганистана. Кодекс был одобренный президентом Афганистана Хамидом Карзаем, стремившимся таким образом заполучить поддержку населения этой области и соседствующей с ней Исламской Республикой Иран, также населенной преимущественно шиитами. Среди прочего, Кодекс законодательно закреплял дискриминацию женщин в отношении получения наследства и развода.

Образовательные программы по гендерному просвещению, как для мужчин, так и для женщин, запрет ранних и насильственных браков, ограничение полигамии, наравне с повышением уровня образования женщин, развитием доступной системы женского здравоохранения, активным вовлечением женщин во все сферы политической, экономической и социальной жизни афганского общества с течением времени может способствовать трансформации веками сложившихся стереотипов патриархального церемониального общества, что должно привести к более полному соблюдению продекларированных прав женщин, изменению гендерных отношений в афганском социуме.

Афганские женские организации с помощью ООН пытаются различными способами способствовать продвижению в гендерном вопросе в Афганистане, однако не добиваются должного результата. Прогресс происходит очень медленно, законы не действуют, государство не выполняет своих обязательств по защите женщин, а общество в большей массе не поддерживает законы. Причина тому безусловно культурные и религиозные особенности Афганистана: несмотря на наличие конституции, где закреплены основные права человек в соответствии с декларации всеобщих прав человека, исполняются законы так или иначе в соответствии с их соответствием законам шариата, по которым на протяжении всей истории Афганистана жило афганское общество. Для того, чтобы законодательство действовало должно пройти время: общество, привыкшее жить по определенным законам, не может принять изменения резко, это так или иначе вызовет сопротивление. Резкие меры сделают только хуже, спровоцировав волнение среди населения и жесткое сопротивление, недоверие правительству и агрессию. Действовать необходимо грамотно, мелкими шагами и наблюдать за реакцией. Возможно, должно смениться даже еще не одно поколение, чтобы проблема была решена полностью. Леонид Исаев, заместителем заведующего лабораторией Центра фундаментальных исследований НИУ-ВШЭ и Лаборатории мониторинга рисков социально-политической дестабилизации, считает, что гендерная проблема в Афганистане сможет быть решена с течением времени, с решением экономических проблем, после чего в афганском обществе смогут образоваться потребности более высокого уровня: «Афганстан — аграрная страна, большая часть населения не знает, что такое Интернет и телевидение, и их слабо волнуют гендерные вопросы. Их главная цель — себя прокормить. Когда у вас средняя продолжительность жизни 40 с небольшим, вы думаете не о своих правах и свободе, а о том чтобы выжить». Леонид Исаев подчеркивает эволюционный характер борьбы за права женщин в мусульманских странах: «Мир идет так или иначе по пути глобализации, и все это рано или поздно дойдет и до глубинок Афганистана. Чем более доступными и качественными становятся средства коммуникации, тем быстрее идут эти процессы, поэтому все будет ускоряться».

В настоящее время перспектива сокращения иностранного присутствия в Афганистане, равно как и уменьшение финансовой поддержки и внимания мировых СМИ к происходящему в ИРА, вызывает опасение, что ситуацию с правами женщин ожидает ухудшение.Таким образом, к настоящему времени участие женщин в общественной жизни закрепилось в культуре, законодательстве и практике государственных учреждений в Афганистане, однако на пути решения гендерного вопроса стоит череда сложных задач, требующих большого периода времени и усилий со стороны различных групп общества. Опираясь на исследование вопроса и комментарии эксперта Центра Современного изучения Афганистана Натальи Хановой, можно прийти к выводу, что комплексное решение гендерного вопроса в Афганистане предполагает не только внедрение запретительных мер, направленных против дискриминации, и практику их применения, но изменение менталитета в целом. Освещение проблематики прав женщин в СМИ, просветительская деятельность для детей и взрослых, в том числе и в рамках религиозных организаций, ознакомление общественности с примером афганских женщин, достигших многого благодаря активной общественной позиции – лишь некоторые из составляющих данной задачи. «Внимание мировой дипломатии к событиям в Афганистане, сохранение внешнего влияния, в том числе со стороны международных организаций, а также уже сделанные достижения на пути защиты прав женщин, дают надежду на то, что деятельность по развитию и защите «слабого пола» претерпит лишь временные затруднения» — комментирует Наталья.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Заключение

Обобщая исследование по двум мусульманским странам, Афганистану и Кыргызстану, можно сделать общие выводы и построить прогнозы относительно деятельности общественных организаций, борющихся за права женщин в данных странах. Гипотеза о том, что причина проблем в коммуникации между организациями по борьбе за права женщин и государством и обществом мусульманских стран заключается в культурных и религиозных особенностях мусульманских стран, частично подтверждена. Однако следует обратить внимание на тот факт, что всю ответственность за нераспространение идей гендерного равенства в мусульманских стран не стоит возлагать только на государственную религию, которая играет важную роль в формировании законодательства и в управлении многими государствами.  Исследование вопроса показало, что мировая религия ислам не поощряет насилие над свободой женщины, а лишь указывает на ее особый статус в мусульманском мире, подчеркивая важность ее роли. Ущемление прав женщин происходит под влиянием локальных культурных традиций и обычаев в каждом отдельном мусульманском государстве, которое по своему образу видоизменяют ислам — именно поэтому в каждом мусульманском обществе женщины встречаются с различными проблемами.

Важно еще раз отметить, что не зря для исследования были выбраны именно Кыргызстан и Афганистан. Кыргызстан был рассмотрен, как наиболее прогрессивное государство, где значительный прогресс в защите прав женщин уже достигнут с помощью деятельности локальных правозащитных организаций, а также международного сообщества, с которым организации вступают в конструктивный диалог. Афганистан в исследовании был рассмотрен, как пример закрытого мусульманского общества с высоким уровнем бедности, где существуют проблемы с распространением средств коммуникаций и международной мобильностью, что делает консервативное закрытое афганское общество неготовым к демократическим переменам. Леонид Исаев, заместитель заведующего лабораторией Центра фундаментальных исследований НИУ-ВШЭ: «Кыргызстан в отношении прав женщин сделал значительный рывок вперед с помощью Советского Союза. У киргизов была возможность выезжать за пределы республики и смотреть на людей других народов, религий и культур. Афганистан же представляет из себя закрытое общество: если там и будут решаться гендерные проблемы, то крайне медленно из-за невозможности сравнить, узнать, сопоставить и перенять опыт».

Кыргызстан и Афганистан объединяет существование официального законодательства, в котором права женщин закреплены и защищены в соответствии с декларацией прав человека, однако на практике законодательство не действует. Соответственно, проблемным полем общественных организаций является коммуникация не с государством мусульманских стран, а с обществом, которое не готово к переменам,  многие из которых уже закреплены законодательно. Цель общественных организаций — подготовить почву в мусульманских странах для перемен, для соблюдения законов и поддержки государственной политики с помощью работы с населением, донести важность соблюдения и уважения прав человека. Акцент общественным организациям необходимо сделать на том, что гендерное равенство не представляет угрозу для культурных и религиозных ценностей конкретного мусульманского общества.  Общественным организациям также следует сфокусировать свои сообщения на том, что ущемление прав человека не может являться культурной традицией и обычаем: важно разграничить для мусульманского общества понятия культурной традиции, обычая и ущемления прав человека. Общественные организации смогут добиться большего успеха в мусульманских странах с помощью различных инструментов, среди которых поддержка в СМИ, где тема защиты прав женщин всегда должна быть в повестке, работа с населением посредством внедрения государственных образовательных программ по повышению правовой грамотности и повышения культурного общего уровня.

Важно также подчеркнуть необходимость действовать поступательно, четко продумывая коммуникационные стратегии, чтобы не вызвать обратный эффект — сопротивление со стороны общества. Особенно это касается Афганистана, где общество в большей степени не готово к переменам. Как подчеркивают эксперты, которые высказали свое мнение относительно предмета исследования, продвижение идей гендерного равенства в мусульманском мире — это  эволюционный процесс, на который необходимо смотреть в долгосрочной перспективе. Сосредоточиться общественным организациям нужно на работе с общественным мнением для поддержки законодательства, а также на работе с правоохранительными органами для того, чтобы добиться соблюдения законов.

С помощью комплексно продуманных коммуникационных кампаний, совместно с грамотной государственной политикой и умеренным международным вмешательством, не подразумевающим насильственные методы, можно добиться успеха в распространении идей гендерного равенства в мусульманском мире. Все глобализационные процессы сильно влияют на жизнь мусульманского общества, стимулируя изменение культурных особенностей и гендерных стереотипов. С течением времени женщина в мусульманском мире будет все больше защищена, что связано с появлением все большего числа образованных людей, с развитием и распространением средств коммуникаций, по мере того, как мусульманские государства будут более открыты для международного сотрудничества, с которым будут идти на открытый диалог.

Организациям рекомендуется совершенствовать методы коммуникации при условии соблюдения меры в данном вопросе в соответствии с тем, на какой стадии готовности принятия данных ценностей сейчас находится конкретное мусульманское общество.

Леонид Исаев, заместитель заведующего лабораторией Центра фундаментальных исследований НИУ-ВШЭ: «Пока у вас нет фундамента, вы сколь угодно можете строить дома на песке и все равно они у вас будут рушиться. Обществу это не нужно, и поэтому оно не воспринимает эти идеи. Просто время еще не пришло. Действовать организациям нужно разумно: если они начнут «перегибать палку», то получат обратную реакцию».

 

 

Список литературы

I. Монографии, учебные пособия, сборники

1. Векуа Л. Положение женщин в современном Афганистане // Afganistan.ru. — 2008. — 27 февраля [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.afganistan.ru/doc/11394.html (дата обращения: 08.04.2015).

2. Иноземцева Е.Н. К вопросу о положении женщин в исламе // Власть. — 2009. — №12. — С. 98—99.

3. Образ женщины под сенью Ислама [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.shianet.ru (дата обращения: 05.05.2015).

4. Поленина С.В. Права женщин в системе прав человека: международный и национальный аспект // Институт государства и права РАН. — М., 2000.

5.Бочкова Мария, Улучшение положения женщин. Доклад эксперта ЭКОСОС,- 23с.

6. Все об Афганистане. Положение женщин в современном Афганистане. [Электронный ресурс] // URL: http://www.afghanistan.ru/doc/11394.html

7. Постановление Правительства КР от 6 мая 2006 года No 325 О реализации Указа Президента К Р "О мерах по совершенствованию гендерной политики" от 20 марта 2006 года

8. Конституция Кыргызской Республики. – Гл. 1. Ст. 12

9. Примирение с насилием. Непринятие государством мер по борьбе с семейным насилием и похищением невест. – Хьюман Райтс Вотч. Т.18, No 9 (D), сентябрь 2006

10. Абрамзон С.М. Киргизы и их этнографические и историко-культурные связи. – Фрунзе,1990 3 Джумагулов А. 1

11. Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин. - 18 декабря 1979 г. Ст.5

12. Л.В. Денисова. Положение женщины в мусульманском мире согласно догматическим воззрениям Ислама.

13. Энтони Гидденс. Социология. Гидденс Э. Социология. - М.: Эдиториал УРСС , 1999 - 704 C.

14. Шведова. Н. А. Гендер, демократия и гражданское общество. 2005.http://pvlast.ru/img/pdf2005-6/10.pdf

15.  Григорьева М.А. Гендерная политика и эмансипация женщин в исламском культурном пространстве: политический контекст и тенденции // Kant. 2011. №2. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/gendernaya-politika-i-emansipatsiya-zhenschin-v-islamskom-kulturnom-prostranstve-politicheskiy-kontekst-i-tendentsii (Дата обращения: 2.03.2015)

16.  Вагабов М.В.Ислам и женщина. М.:Мысль, 1968. 230 с.

17. Шайдуллина Л. И. Арабская женщина и современность. М. : Наука, 1978. 200 с.

18. Тегизбекова Ж. Ч. ФОРМЫ ЗАКЛЮЧЕНИЯ БРАКА ПО ОБЫЧНОМУ ПРАВУ КЫРГЫЗОВ //Вестник КРСУ. – 2010. – Т. 10. – №. 4. – С. 83.

19. Charles Tilly, Social Movements, 1768—2004, Boulder, CO, Paradigm Publishers, 2004 262 pp. ISBN 1-59451-042-3 (hardback) / ISBN 1-59451-043-1 (paperback)

20. Asma Barlas. “Believing Women” in Islam: Unreading Patriarchal Interpretations of the Qur’an.Austin, TX: University of Texas Press, 2002. http://www.unomaha.edu/itwsjr/thirdXIV/Williams.BarlasBook.pdf

21. Mulherin, Jeannette E. 2004. The Revolutionary Association of the Women of Afghanistan and their Commitment to the Establishment of a Secular Government in Afghanistan. Georgetown University, Washington DC: Masters Thesis

22. The women's document: a tool for women's empowerment and struggle: interview with Eileen Kuttab. —In book: Arab women between defiance and restraint / by ed. Suha Sabbagh. —Interlink Pub Group Inc, 1998.

23. Isutzu Toshihiko. God and Man in the Koran: Semantics of the Koranic Weltanschauung. Tokyo, Keio Institute of Cultural and Linguistic Studies, 1964.

24. Fluri J. L. Feminist-nation building in Afghanistan: an examination of the Revolutionary Association of the Women of Afghanistan (RAWA) //Feminist Review. – 2008. – Т. 89. – №. 1. – С. 34-54.

 

Интернет ресурсы

1.     Официальный сайт структуры Организации Объединенных Наций по вопросам гендерного равенства и расширения прав и возможностей женщин "ООН Женщины" [Электронный ресурс]. URL: http://www.unwomen-eeca.org (Дата обращения: 26.03.2015).

2.     Интернет-СМИ newsland.com [Электронный ресурс]. URL: http://newsland.com/news/detail/id/320377/ (Дата обращения: 30.03.2015).

3.     Интернет-СМИ gazeta.ru [Электронный ресурс]. URL: http://www.gazeta.ru/social/2013/10/10/5700613.shtml (Дата обращения: 10.04.2015).

4.     Интернет-СМИ sostav.ru Дата обращения: 19.04.2015). http://www.sostav.ru/publication/oon-podglyadela-u-rossijskikh-kreatorov-6250.html (Дата обращения: 14.04.2015).

5.     Интернет-СМИ euronews.com [Электронный ресурс]. URL: http://ru.euronews.com/2013/06/07/iran-s-women-discriminated-against-by-law/ (Дата обращения: 19.04.2015).

6.     Интернет-СМИ Forbes Интернет-СМИ [Электронный ресурс]. URL: http://m.forbes.ru/article.php?id=64542 (Дата обращения: 19.04.2015).

7.     Центр носотей ООН  [Электронный ресурс]. URL: http://www.un.org/russian/news/story.asp?NewsID=22306#.VEayGdzUqL0, http://www.un.org/russian/news/searchFull.asp (Дата обращения: 11.05.2015).

8.     Интернет-ресурс ivona.bigmir.net [Электронный ресурс]. URL: http://ivona.bigmir.net/showbiz/stars/400887-Dzhennifer-Lopes-i-Riz-Uizerspun-borjutsja-za-prava-zhencshin (Дата обращения: 15.05.2015).

9.     Радио Свобода.  [Электронный ресурс]. URL: http://www.svoboda.org/content/article/26641173.html Дата обращения: 19.05.2015).

10.                        Официальный сайт лаборатории социальной рекламы. [Электронный ресурс]. URL: http://www.soclaboratory.ru/news/293/, http://www.soclaboratory.ru/news/293/ Дата обращения: 21.04.2015).

11.                        Официальный сат общественного фонда в Кыргызстане "Открытая линия" [Электронный ресурс]. URL: http://www.openline.kg/index.php/component/acepolls/poll/1-opros-1 (Дата обращения: 23.04.2015).

12.                        "ООН" женщины Кыргызстан [Электронный ресурс]. URL: http://www.un.org.kg/un-women (Дата обращения: 29.04.2015).

13.                        Официальный  сайт Революционной Ассоциации в Афганистане. [Электронный ресурс]. URL: http://www.rawa.org/s.html (Дата обращения: 21.04.2015).

14.                       The Jakarta Post  [Электронный ресурс]. URL: http://www.thejakartapost.com/news/2009/11/19/dr-amina-wadud-for-a-progressive-islam.html (Дата обращения: 2.05.2015).

15.                        «Исламский портал» [Электронный ресурс]. URL: http://www.islam-portal.ru/novosti/105/3019/ (Дата обращения: 6.05.2015).

16.                        The World Bank [Электронный ресурс]. URL:  http://databank.worldbank.org/data/views/reports/tableview.aspx?isshared=true (Дата обращения: 6.05.2015).

17.                        World Bank Group [Электронный ресурс]. URL:  http://wbl.worldbank.org/data/exploretopics/protecting-women-from-violence (Дата обращения: 6.05.2015).

18.                        Л. В. Денисова& Положение женщины в мусульманском мире согласно догматическим воззрениям Ислама.  [Электронный ресурс]. URL: http://www.idmedina.ru/books/materials/turkology/1/islam_denisova.htm (Дата обращения: 8.05.2015).

19.                        Виктория Сакевич. Есть ли в мире страны, преодолевшие гендерное неравенство? [Электронный ресурс]. URL: http://demoscope.ru/weekly/2013/0563/reprod01.php (Дата обращения: 16.04.2015).

20.                       World Economic Forum. The Global Gender Gap Report 2014. [Электронный ресурс]. URL:  http://www.weforum.org/reports/global-gender-gap-report-2014 (Дата обращения: 23.04.2015).

21.                        Информационное агентство «РосБизнесКонсалтинг» [Электронный ресурс]. URL: http://top.rbc.ru/society/28/10/2014/544f4511cbb20f2fa7401b37 (Дата обращения: 29.04.2015).

22.                        Информационно-аналитический портал. Центр гуманитарных технологий. [Электронный ресурс]. URL: http://gtmarket.ru/ratings/global-gender-gap-index/info (Дата обращения: 20.04.2015).

23.                       Светлана Айвазова. Развитие идей гендерного равенства в международных правовых документах. [Электронный ресурс]. URL: http://owl.ru/win/books/gender/13.htm (Дата обращения: 16.05.2015).

 

 

 

 

 

Приложение 1. Интервью с Леонидом Исаевым, заместителем заведующего лабораторией Центр фундаментальных исследований НИУ-ВШЭ и Лаборатории мониторинга рисков социально-политической дестабилизации на факультете социальных наук, в департаменте политической науки.

1. В своей работе я сравниваю положение женщин и решение гендерного вопроса в двух государствах — Кыргызстане и Афганистане. В двух этих странах на законодательном уровне права женщин закреплены, но на практике законы не работают. Почему, как вы думаете?

Киргизия — специфическая страна. На ней сказались 70 лет советской власти. То, что касается Киргизии, мне кажется, это вопрос времени. А в Афганистане это тоже прийдет, но очень очень нескоро. Все мусульманские государства научились писать конституции и даже устраивать честные выборы в парламенте. Принятие конституции, где закреплены права человека, еще не показатель исполнения законов. Конституция действует как параллельная реальность. Главное — это менталитет афганского общества, он совершенно не готов к переменам. Общество не готово к переменам, оно их не приемлет и будет им всячески сопротивляться. Максимум в Кабуле это можно ввести в какой-то определенной зоне. Но даже на окраинах столицы, я уверен, введение каких-то норм ничему не поможет. Общество не просто не готово к переменам, оно просто откровенно этого не хочет, оно — главный противник перемен. Если бы Афганистан был более активным актором международной политики, то это бы произошло. Все глобализационные процессы безусловно очень сильно влияют на жизнь общества, на изменения культурных особенностей. Ливан, Алжир, Тунис, Марокко — эти мусульманские страны уже давно от этого ушли. Они тоже когда-то были такими же, как нынешний Афганистан в культурном плане, но ушли от этого. В Иране женщины периодически становятся министрами, избираются в парламент. В Саудовской Аравии уже говорят о том, что казнь с отсечением конечностей — это негуманно, забивать камням до смерти тоже. Мир сейчас довольно сильно взаимосвязан и, конечно же, то, что у людей есть возможность куда-то выезжать, знакомиться с другими людьми, смотреть, как живут другие — это приводит к тому, что они так или иначе пересматривают свои принципы. А принципы нужно пересматривать. Но у Афганистана в связи с крайней бедностью таких возможностей нет: люди не то что выехать заграницу, они не могут себя пропитать. Они живут законсервировано, и еще долго так будут жить в отличие от киргизов. Киргизия в отношении прав женщин сделала значительный рывок вперед с помощью Советского Союза: у киргизов была возможность выезжать и смотреть на людей други народов, религий, культур, выезжая за пределы республики. А Афганистан же представляет из себя закрытое общество: понятное дело, что если там и будут решаться гендерные проблемы, то крайне медленно из-за невозможности сравнить, узнать, сопоставить, перенять опыт. Афганистан и Кыргызстан — это два разных полюса. Афганистан и Киргизия показывают две противоположности мусульманского мира. Самую дикую и самую прогрессивную.

2. Как вы считаете, в чем может быть причина непринятия ценностей гендерного равенства в мусульманских странах? 

Обо всех этих нововведениях, связанных с гендерным неравенством в мусульманских странах я вам скажу по своим наблюдениям проживания в арабских странах. Главный противник новшеств в сфере уравнивания прав мужчин и женщин — сами мусульманские женщины. Несколько раз в Египте я был свидетелем того, как хотели уровнять права мужчин и женщин, выходя на митинг в парки. И делали это в основном мужчины. Был министр культуры у них, очень секуляризированный человек, начал проводить жесткие реформы, чтобы женщины сняли с себя паранджу, даже устроил акцию, перфоманс: девушки массово вышли на улице без паранджи. И вызвало это обратный эффект: женщины просто посчитали этот запрет унижением, неуважением к ним. Накануне революции в Египте в 2010 году была попытка ввести закон о запрете женщинам профессорам носить хиджаб для улучшения коммуникации между студентами и профессорами, и это обернулось бойкотом. Женщины даже устроили митинг рядом с Каирским университетом. Даже девушки-выпускницы политологического каирского университета, с которыми я знаком (западно ориентированные, ратуют за демократию и права человека, введение западных ценностей), все они хотят в хиджабах. Они говорят, что не могут без этого ходить — это неприлично.

3. А как же более серьезные проблемы: недоступность образования, насилие?

С точки зрения мусульманства насилие запрещено, в большинстве мусульманских стран оно карается законом. Это западный стереотип, что в мусульманских странах все женщины сидят в конуре и регулярно подвергаются насилию — ничего подобного. Эта практика распространена, но не так сильно. С правовой стороны женщины защищены мусульманским и светским законодательством. Насилие в отличие от ношения паранджи — это нарушение закона и не является культурной особенностью.

4. В чем же все таки могут быть причины того, что женщины сами не хотят перемен?

Афганстан — аграрная страна, большая часть населения не знает, что такое Интернет и телевидение, и их слабо волнуют гендерные вопросы. Их главная цель — себя прокормить. Когда у вас средняя продолжительность жизни 40 с небольшим, вы думаете не о своих правах и свободе, а о том чтобы выжить. Я только что приехал из Чада, где соотношение мусульман и христиан 60 на 40. Там совершенно другие заботы: когда люди не живут, а влекут жалкое существование, до прав человека далеко. Так вот в афганском обществе совсем другие потребности нежели в Киргизском. Конечно, когда ты решил вопросы, связанные с проживанием и питанием, когда ты одет и обут, ты удовлетворил свои базовые потребности и можешь уже переступить на следующую ступень и подумать о своих правах — на образование, на свободу выбора. Не случайно же о политических правах думают в основном в более развитых странах. Пакт о гражданских и политических правах ООН предлагали наиболее развитые страны: США, Канада, западная Европа. Пакт о гражданских социально-экономических правах — Советский Союз и все, кто его поддерживал, то есть менее развитые страны.

5. Как вы оцениваете деятельность международных организаций («ООН женщины», например) в вопросе распространения идей гендерного равенства в мусульманском мире?

«ООН женщины» многое делают, в том числе и для мусульманских стран. Но пока у вас нет фундамента, вы сколь угодно можете строить дома на песке и все равно они у вас будут рушиться. Обществу это не нужно, и поэтому оно не воспринимает эти идеи. Время не пришло. Действовать организациям нужно разумно: если вы начинаете перегибать палку, то получаете обратную реакцию. Границы для каждой мусульманской страны тоже достаточно субъективны. На мой взгляд, с Всеобщей Декларацией Прав Человека лезть в каждую страну и пытаться всех уровнять не стоит. Надо исходить из того, к чему на данный момент готово конкретное общество, с минимальных преобразований. Проблема в том, что многие организации хотят всего и сразу: возьмите и с завтрашнего дня начните жить по декларации. Вводить надо постепенно: сначала одну статью, потом другую. У общества может не укладываться в голове: они росли с одними представлениями и жизни , а потом их мир меняют кардинально, предлагают другую реальность. Проблемы не в нежелании правительства это сделать. Проблемы в в том, что это не воспринимается обществом.

6. Почему вообще во многих мусульманских странах нарушение прав человека (в том числе и женщин) — это норма?

Нельзя учитывать только религиозные аспекты, нужно учитывать и культурные особенности каждого отдельного мусульманского государства. Ислам очень сильно видоизменялся, когда распространялся по странам Азии. Ислам в Йемене, Малайзии, Иране и Афганистане, к примеру, очень сильно различается. Приведу пример. Калым — не исламский феномен, но развит в мусульманских странах, и многие причисляют его к исламским традициям. Ислам это синтезировал с помощью общества, когда распространялся по центральной Азии. Дело в том, что коран очень эклектичен: многие вещи можно по-разному трактовать. На большинство мусульманских вопросов в коране нет ответов, но есть подсказки, чтобы их вывести: вот каждый и выводит по-своему.

7. Каковы прогнозы в решении гендерного вопроса в мусульманском мире?

Если организации вообще перестанут что-то делать, то процесс умрет. Пока они привлекают к этому внимание дело будет двигаться. Где-то медленно, где-то еще более, но будет. Сейчас работа ООН и локальных организаций кажется незначительной, но если посмотреть в глобальном смысле — результаты будут видны, просто со временем. Но предпринимать усилия нужно. Средства коммуникации все равно будут со временем проникать, мобильность будет увеличиваться, страны будут более открытыми. Мир идет так или иначе по пути глобализации, и все это рано или поздно дойдет и до глубинок Афганистана. Чем более доступными и качественными становятся средства коммуникации, тем быстрее идут эти процессы, поэтому все будет ускоряться. Просто это эволюционный процесс. Каких-то лишних усилий, на мой взгляд, организациям делать не нужно, иначе благие намерения будут восприниматься как попытка отнять, изменить, вторгнуться, навредить. Все идет естественным путем. Сейчас работа может казаться бесполезной, но если посмотреть на нее в более долгосрочной перспективе, отношение изменится. Даже если обернуться назад — значительный прогресс уже налицо. Изменить менталитет и мышление — для этого нужно сменить поколение, а может и не одно.

 

Приложение 2. Экспертное интервью c Мунарой Бекназаровой, руководителем общественного фонда «Открытая линия», Кыргызстан.

1. Какие гендерные проблемы в Киргизии стоят наиболее остро? Какие проблемы в центре вашего внимания вашего фонда?

 

Фонд существует с 2009 года. После двух успешных кампаний мы стали узнаваемыми: к нам обращаются за помощью люди, идет на диалог государство, организации вступают в партнерство. Одна из самых распространенных проблем, связанных с правами женщин в Кыргызстане — это ранние браки. Девушку в 14-15 лет могут выдать замуж. Существует и проблема насилия в отношении женщин, но проблема, над которой уже много лет плотно работает наш фонд — это похищение невест.

 

2. Какие методы и инструменты для продвижения защиты интересов женщин обычно используются вашим фондом?

 

Женские организации используют в основном лоббирование на законодательном уровне, чтобы закреплять нормы в отношении прав женщин. Для ужесточения уголовного законодательства. До 2013 года в Уголовном Кодексе Кыргызстана была статья за «похищение невесты» с минимальным наказанием, после лоббирования со стороны женских организаций, в том числе и нашего фонда, наказание ужесточили, увеличив до 10 лет. Как мы способствовали ужесточению законодательства: отправляли депутатам перед рассмотрением законопроекта в Парламенте подарочную упаковку, внутри которой был цветок со свадебной прически невесты — девушки, которая стала жертвой похищения, после чего долгое время подвергалась насилию со стороны своего мужа и стала инвалидом. Она устала терпеть насилие, выпила таблетки и впала в кому. Каждый депутат в Парламенте получил этот подарок. Эту акцию инициировал наш фонд. Мы пригласили поучаствовать в лоббировании и другие организации, чтобы установить партнерство. Перед акцией была трансляция роликов по телевидению.

В Киргизии существуют проблемные зоны в отсутствии у организаций пиар-подхода — многие не вырабатывают специальных коммуникационных стратегий, глубокого подхода нет, это является ошибкой.

 

Мы пытаемся содействовать изменению модели поведения в обществе, показывая позитив: инструкции, как вести себя в тех или иных ситуациях, конкретные шаги, выход из ситуации. Влиять на общество нужно, не ругая его за то, что оно не принимает те или иные ценности, показывая негативные последствия, а наоборот, через позитивное закрепление. Например, чтобы побудить родителей девушек сопротивляться похищению невест, забирать ее от похитителей и обращаться в правоохранительные органы, мы сфокусировали наши сообщения на благодарности девушек, чьи родители помогли им избежать насильственного брака. Позитив — это точка соприкосновения с аудиторией. Мы влияем на изменение ситуации, но ни в коем случае не ругаем общество

 

3. Как вы считаете, в чем может быть причина непринятия ценностей гендерного равенства? Может ли сопротивление быть вызвано религиозными и культурными традициями и обычаями?

 

Ислам не поддерживает похищение невест — причина кроется в основном не в государственной религии. Нас хорошо поддержало религиозное сообщество: своими проповедями, выступлениями представителя муфт оно тоже содействовало решению проблем. Много других факторов влияет на восприятие проблемы обществом. Гендерные программы направлены в основном на женщин, но в обществе есть искаженное восприятие что гендер — это радикальный феминизм. Восприятие гендерных кампаний зависит чаще всего от культурного уровня, от образованности человека. Тут очень важно работа с населением: не только с донесением ему сообщения о важности защищать права женщин, но и государственная работа, связанная с внедрением образовательных программ, повышения общего культурного уровня населения и т. д. Только 30% населения живет в городах, остальные 70% - в селах, где образование получает меньше людей, и это проблема. 

Еще одна причина непринятия ценностей — низкий уровень правой культуры у населения и низкое доверие к государству. Очень часто женщины подают в суд, и мужчин в следствии не наказывают. Причина в том, что люди, которые работают в правоохранительных органах — те же люди, со своими взглядами, стереотипами. Мужчины, работающие в правоохранительных органах, часто вырыжают солидарность к мужчинам и не наказывают их за «похищение невест». Законодательный подход — это приказ. Но у них еще есть своя позиция, человеческая. «Я гражданин этой страны, а это не преступление. Была однажды в СМИ одна статья, перед ужесточением в 2013 году закона, в которой высказывалась позиция против принятия закона. Приводились аргументы в пользу того, что нельзя запрещать похищение невест: «Наши мужчины остались без семьи. Им теперь сложно создать семьи» - основное сообщение было таким. В голове не укладывается.

Еще одна причина заключается в недостаточном внимании со стороны правительства к вопросу правам человека. Мужчины из государственных органов считают, что вопрос прав женщин в Кыргызстане не стоит их внимания, что есть куда более серьезные вопросы, такие, как коррупция, другие экономические проблемы, требующие скорейшего решения.

 

4. Расскажите, пожалуйста, о том, чем ваш фонд занимается в настоящее время, на чем сосредоточена работа сейчас?

 

Определенный успех на законодательном уровне уже достигнут. Благодаря нашим инициативам законодательство было ужесточено. Мы продолжаем работу и на этот раз наши усилия направлены на то, чтобы сделать существующие законы работающими. С прошлого года мы начали работать с исследователями и совместно вырабатывали инструкции для правоохранительных органов, как вести допросы и как реагировать на заявления женщин. Сейчас мы работаем над специальной программой — комплексом семинаров для сотрудников правоохранительных органов. Цель — утверждение Министерством внутренних дел обязательный характер подобных семинаров.

 

5. Какие прогнозы в решении гедерного вопроса в Кыргызстане вы можете дать?

Работа со стереотипами — это долгая и тяжелая работа. Естественно она будет осуществляться через СМИ и телевидение, но требуется длительное время. Необходима более тесная работа со СМИ. Часто бывает в новостях говорят о чем-то, тема обсуждается активно, а потом про нее забывают, на повестку выносятся другие темы. Так вот важно, чтобы тема защиты прав женщин всегда была в повестке.

Приложение 3. Экспертное интервью с Натальей Хановой, экспертом Центра современного изучения Афганистана.

 

1. Какие гендерные проблемы, связанные с положением женщины, в Афганистане наиболее обострены?

 

Наиболее острой проблемой в контексте нарушения прав женщин, на мой взгляд, являются преступления, которые часто остаются неразглашенными фактами и зачастую утаиваются и потерпевшей стороной – речь идёт о домашнем насилии. Чаще всего жертвами подобных преступлений становятся замужние женщины, подвергающиеся дискриминации в семье супруга. Во многих афганских семьях, как и в России, не принято «выносить сор из избы», и в некоторых случаях, если женщина не желает или боится рассказать о домашних проблемах, возможно, опасаясь осуждения общественности, ужесточения обращения с ней или мести родственников и покровителей виновных, ситуация может зайти слишком далеко.

Время от времени в различных частях Афганистана ещё всплывают на свет единичные вопиющие случаи домашнего насилия, при которых жертву подвергают побоям и пыткам, фактически держа её в плену. Подобные инциденты вызывают резкое осуждение и протесты общественности, и за разоблачениями следуют громкие судебные разбирательства и уголовные наказания вплоть до смертного приговора. Тем не менее, до тех пор, пока женщины ограничены в возможности защитить свои права и добиться наказания своих притеснителей, проблема будет оставаться распространённым явлением, в особенности в районах, где укоренился традиционный племенной уклад жизни.


2. Какие локальные правозащитные организации, занимающиеся данными вопросами, вы знаете? Какими методами они пытаются распространить идею гендерного равенства в стране? Какие методы и инструменты влияния со стороны общественных организаций, на ваш взгляд, самые удачные и эффективные в данном вопросе?

 

В Афганистане задача борьбы с нарушением прав женщин закреплена на государственном уровне. В частности, с 2009 года в стране действует специальный закон о борьбе с насилием в отношении женщин, предполагающий более суровые наказания за преступления, ранее рассматривавшиеся в рамках других статей уголовного законодательства.

Закон направлен против различных преступлений, в число которых наряду с избиениями и другими видами нанесения увечий, изнасилованиями, доведениями до самоубийства, входят принудительные браки, до сих пор остающиеся распространённым явлением в афганской культуре.

Кроме того, в число основных правительственных ведомств Афганистана входит Министерство по делам женщин, а на уровне местных властей решением вопросов, связанных с правами женщин, занимаются соответствующие департаменты. Тем не менее, министерство зачастую становится объектом критики, поскольку деятельность ведомства нередко считают недостаточно активной и даже сугубо формальной.

Утверждение прав женщин на образование, карьеру, активное участие в общественной деятельности проходит за счёт личного примера общественных деятельниц, разнообразных программ обучения и трудоустройства, расширения роли женщин в составе правительственных учреждений, общественных организаций, правоохранительных структур.  Непосредственный вклад женщин в защиту прав жертв дискриминации и более серьёзных преступлений, а также в образовательно-просветительскую деятельность, зачастую в силах принести большие достижения на этом направлении, чем непосредственно правозащитные организации, как международные, так и местные.


3. Есть ли какой-то прогресс в гендерном вопросе в Афганистане? Прислушивается ли государство к общественным организациям, к обществу? Приносит ли их деятельность какие-то плоды?

 

Безусловно, со времени падения режима Талибана в деле защиты прав женщин были сделаны ощутимые продвижения. В настоящее время активно продолжается развитие женского образования, хотя на данном направлении ещё предстоит сделать многое. Афганские женщины служат в армии и полиции, работают в средствах массовой информации и общественных организациях, участвуют в управлении государством – как в качестве депутатов парламента и членов центрального правительства, занимая посты вплоть до министерского, так и на уровне местного управления. Тем не менее, активная роль женщин в общественной жизни безусловно принимается лишь в таких крупных городах, как Кабул и Герат, в либерально настроенных кругах общества. До сих пор, в особенности в сельских районах страны, а также в южной части Афганистана, среди населения, склонного к симпатии в отношении к радикальному исламизму, желание женщин самостоятельно строить карьеру и планы своей жизни, в том числе отстаивать свои права, вызывает осуждение и неприятие.

 

4. Как вы считаете, в чем может быть причина непринятия ценностей гендерного равенства в Афганистане? Может ли сопротивление быть вызвано религиозными и культурными традициями и обычаями страны? Страхом распространения глобализации и проникновения западных ценностей в ущерб местной культуре?

 

После окончания советского присутствия в Афганистане – времени, когда на улицах страны было неудивительно видеть девушек без хиджабов и в коротких юбках, – афганское общество претерпело большую регрессию в плане прав человека. Ещё в те времена возвращение к патриархальному общественному строю прошло на волне неприязни к иностранной, отчасти навязанной, культуре. Эта тенденция продолжалась в годы талибского режима, когда женщины становились объектами террора как одна из наиболее уязвимых частей населения. Эти страшные годы оставили тяжёлый отпечаток в памяти многих афганцев, и сейчас, в том числе и благодаря западной помощи, ситуация была преодолена, а точка невозврата – пройдена. Примечательно, что множественные нарушения прав женщин нанесли тяжёлый удар по репутации «Талибана», и сейчас представители движения пытаются обелить себя, отрицая свою причастность к этим преступлениям.

Следует подчеркнуть, что притеснения женщин в семьях ведут своё начало не от исламских традиций, а от пережитков родоплеменного строя, когда мужчина безусловно являлся главой семьи, а женщина расценивалась как живой товар, не имеющий права на участие в решении своей судьбы.


5. Каковы прогнозы решения гендерного вопроса в Афганистане?

 

В настоящее время перспектива сокращения иностранного присутствия в Афганистане, равно как и уменьшение финансовой поддержки и внимания мировых СМИ к происходящему в ИРА, вызывает опасение, что ситуацию с правами женщин ожидает ухудшение.

Тем не менее, внимание мировой дипломатии к событиям в Афганистане, сохранение внешнего влияния, в том числе со стороны международных организаций, а также уже сделанные достижения на пути защиты прав женщин, дают надежду на то, что деятельность по развитию и защите «слабого пола» претерпит лишь временные затруднения. К настоящему времени участие женщин в общественной жизни закрепилось в культуре, законодательстве и практике государственных учреждений. Как я уже отмечала, до сих пор на пути решения гендерного вопроса стоит череда сложных задач, требующих большого периода времени и усилий со стороны различных групп общества. Комплексное решение гендерного вопроса предполагает не только внедрение запретительных мер, направленных против дискриминации, и практику их применения, но изменение менталитета в целом. Освещение проблематики прав женщин в СМИ, просветительская деятельность для детей и взрослых, в том числе и в рамках религиозных организаций, ознакомление общественности с примером афганских женщин, достигших многого благодаря активной общественной позиции – лишь некоторые из составляющих данной задачи.

 

 







Авторы/Источник: Взорова Анна


Разместить Распечатать Отправить
Голосовать

Возврат к списку

Меню

 

Другие материалы

 

глоссарий

Ждём ваши новости о социальной рекламе: news@socreklama.ru