Ждём ваши новости о социальной рекламе: news@socreklama.ru


/upload/iblock/219/едадлявсех.jpg Интервью с руководителем движения фудсейвинга в Москве Анной Успенской

На сегодняшний день, по данным ООН, ежегодно в мусорном ведре оказывается 1,3 млрд тонн пищевой продукции – около трети от всего производства. При этом порядка 795 млн людей хронически недоедают. Зачастую на помойку отправляется еще качественная пища, которая по каким-то причинам не может быть продана или съедена. Исправить эту ситуацию пытаются «спасатели еды» – фудсейверы, активисты движения фудшеринг.

Англоязычные слова  «фудсейверы» и «фудшеринг» только начинают входить в наш лексикон. А в Москве и в пяти городах России движение по спасению невостребованной еды развивается  уже больше года. За это время московские фудсейверы спасли больше 5, 5  тонн еды, и это только начало.

Интернет-портал «Социальная реклама.ру» заинтересовался новой российской инициативой и задал несколько вопросов руководителю движения Анне Успенской.  

аннауспенская.jpgКак возникла идея экспорта мирового движения фудсейверов (или фудшеринга) в Россию? Как давно?

Анна: Большинство русскоязычных пользователей интернета узнали про фудшеринг из блога иллюстратора и писательницы Яны Франк (http://miumau.livejournal.com/tag/фудшеринг), которая живет в Берлине и участвует в немецком фудшеринге. Летом 2015 года одновременно у нескольких читателей ее журнала из Москвы и Санкт-Петербурга возникла идея сделать подобный проект в России, ведь проблема растраты пищевых ресурсов актуальна и для нас, особенно в крупных городах. Мы стали изучать мировой опыт, сделали группы в соцсетях, чтобы собрать волонтеров и будущих участников, и стали планировать организацию подобного проекта в двух российских столицах.

Почему вы привезли франшизу, а не стали организовать оригинальное движение в России?

Анна: При изучении мирового опыта мы обнаружили, что немецкий проект очень хорошо и подробно описан и задокументирован, понятна его структура, правила и принципы работы. Было бы глупо не воспользоваться этим опытом. Учитывая, что коммерческой составляющей нет ни одном, ни в другом случае, более правильным было бы называть это развитием и распространением идеи, а не франшизой. Наше общение с немецкими организаторами проистекает скорее в режиме периодических консультаций и обмена опытом. Они были рады развитию их идеи в России, но у них, разумеется, очень много своих дел и задач.
Также надо отметить, что немецкие правила и принципы работы подверглись корректировке и адаптации к российским реалиям, ведь в каждой стране свои особенности, свои нормы и привычки, свое законодательство, в конце концов.

А франшизу вы покупали у немцев или они поделились технологией?  

Анна: Мы не покупали франшизу, потому что, во-первых,  проект некоммерческий,  и здесь было бы неуместно говорить о подобных сделках. Кроме этого, большую часть информации мы взяли из открытых источников - сайта foodsharing.de и https://wiki.foodsharing.de/Hauptseite, всю документацию и описания мы переводили и изучали с помощью группы волонтеров-переводчиков, знающих немецкий. Отдельные уточняющие вопросы мы задавали участникам немецкого фудшеринга, такие есть среди русскоязычных жителей Берлина и других городов, уехавших в Германию из России.

фудсейверы.jpgКак удалось организовать механику работы? Много ли у фудсейверов логистических работ, есть ли постоянные сотрудники или это только волонтеры?

Анна: Основной принцип работы проекта - подбор ответственных участников, прошедших тест на знание правил поведения, и наличие кураторов, отвечающих за сотрудничество с нашими партнерами.
Участники, забирающие еду, приглашаются в команду по территориальному признаку, чтобы им удобно было добираться из дома. Они  раздают продукты,  как правило, живущим рядом, так что мы стремимся оптимизировать логистику.
Проект существует исключительно на добровольных началах, используется только волонтерский труд, но волонтеры получают поощрение в виде бесплатной еды. Административные расходы обеспечивают организаторы проекта.

Работаете ли вы каждый день, в выходные и праздники или это получается по возможности?

Анна: У нас нет выходных, мы готовы забирать и распределять еду в любое время и день. Мы просим наших партнеров заранее обозначать, когда им удобно передать нам остатки, чтобы мы могли подобрать волонтеров, которые смогут обеспечить вывоз и раздачу продуктов в нужное время.
У нас сейчас несколько сотен проверенных участников и в Москве, и в Санкт-Петербурге, среди которых всегда удается найти людей под конкретную задачу.

Как вы определяете объемы спасенной еды?

Анна: Мы просим участников после каждого вывоза взвешивать количество еды, которую отдала организация, затем куратор заносит эти данные в специальную таблицу. Все эти цифры автоматически суммируются и отображаются на нашем сайте: http://www.foodsharingrussia.ru/

фудшеринг.jpgКто благополучатели? Есть ли среди них дома престарелых или бездомные? Не возникает ли у организаций требований к проверке качества еды?

Анна: Передачу и дальнейшее распределение еды осуществляют сами участники-волонтеры, которые забирают продукты, мы не контролируем каждого из них, это и не нужно. По нашим данным, большинство предпочитает договариваться с пенсионерами из своего или соседних домов, а также отдавать знакомым многодетным семьям. С организациями мы сотрудничаем, когда они обращаются к нам сами, узнав про проект из СМИ или интернета, и в этом случае у них нет претензий к продуктам, они готовы при необходимости проверять их качество, ведь это также часть проекта.


Каковы перспективы этого движения? На какие объемы спасения еды (в год) вы мечтали бы выйти? Или скольких людей вы бы мечтали спасти от голода и нужды?

Анна: Если говорить о планах и перспективах, то, прежде всего,  хотелось бы выйти на уровень сотрудничества с торговыми сетями, ведь именно у них происходят самые крупные потери пригодных продуктов.
Целевая помощь именно нуждающимся - также отдельный проект, который хочется развивать, но он идет вторых эшелоном, так как с этой задачей сейчас в той или иной мере справляются сами волонтеры. По крайней мере, проблем с распределением продуктов у нас в данный момент не возникает.


У нас нет конкретных планов по цифрам и объемам, очевидно, что то, сколько мы спасаем сейчас - это лишь капля в море, но только так, малыми шагами, можно сдвинуть с места эту задачу. Кроме этого, мы все (организаторы проекта) занимаемся этим в свободное от основной работы время, и в некоторой степени ограничены этим, но стараемся делать максимум возможного и планируем продолжать.

 

Беседовала Гюзелла Николайшвили 


:


Разместить Распечатать Отправить
Голосовать

Возврат к списку

Меню

 

Другие интервью

 

глоссарий

Ждём ваши новости о социальной рекламе: news@socreklama.ru