Ждём ваши новости о социальной рекламе: news@socreklama.ru


Освещение кризиса на телевидении Освещение кризиса на телевидении

Содержание
I. Введение
II. Освещение кризиса на телевидении
1. Телевидение как разновидность СМИ. Задачи телевидения
2. Образ власти на телевидении в кризисных условиях
3. Немного о слухах и их роли в период экономического кризиса
4. Реклама на телевидении во время кризиса. Кризис как бренд
5. Как люди воспринимают кризисную ситуацию
6. О доверии телевидению и СМИ в целом
III. Заключение
Список использованных источников



Они все говорят то, что должны говорить. Но раньше-то они вообще молчали.
Николай Сванидзе
I. Введение

Справедливо отметить, что значение СМИ у нас в силу разных причин стало обычным приуменьшать, а если и не так, то воспринимать не слишком всерьёз. Действительно, анализ распространяемых программ, а также их восприятия и понимания различными аудиториями, люди телевидения сводят к процедуре измерения собственной популярности. Каждый профессионал на вопрос: «Что такое для вас телевидение?» — отвечает: «Если в одном слове, то это рейтинг». Аналитики, топ-менеджеры, авторы и редакторы телевидения предлагают рассматривать телевизор исключительно как политическую машину или средство хорошо оплаченного массового развлечения, что, конечно же, является упрощением и принижением его реального воздействия на общество.
В последствии пропадает все многообразие функций ТВ, «…связанных с трансляцией образцов поведения, норм, ценностных систем, в конечном счете определяющих экономическую, социальную, психологическую, а следовательно, и все другие сферы деятельности» .
Однако сегодня эмпирическая реальность и предлагаемое телевидением представление о ней — виртуальная реальность — практически неразделимы. Подавляющее большинство зрителей их попросту не различает, тысячи раз в день переходя из одной («полупридуманной», отредактированной создателями телепродуктов) — в другую (всамделишную, неотредактированную).
Нужно признать, что отечественное телевидение получает немалые деньги из бюджета. Тут встаёт вопрос: можем ли мы получить от этого ситуативные пропагандистские эффекты? Нужно сказать, что финансы ТВ по сути своей - копейки по сравнению с его воздействием на качество и стоимость единственно главного богатства - человеческого капитала. Под капиталом подразумеваются в первую очередь мировоззренческие установки населения нашей страны.
Сложно это признать, но мировоззрение - рынок, только очень сложный и неочевидный. Мировоззрение - это рынок смыслов. И, вероятнее всего, лет через 30-40 это гигантское, крайне хитро устроенное, разнообразное производство станет самым дорогим из всех возможных производств. Основными его форматами являются новости, ток-шоу, сериалы, концерты и фильмы чемпионов Венецианского фестиваля после полуночи для элитарной публики. Именно они формируют представление нации обо всём и вся - то, что ФОМ, ВЦИОМ и Левада-Центр затем фиксируют в опросах общественного мнения. К примеру, если в контексте телевизионного эфира персона Ельцина и реформ 90-х годов преимущественно представляются как отрицательное явление российской истории, то в последствии такая точка зрения становится массовой. Если говорят, что кризис нам не грозит, большинство населения успокаивается, не замечая никаких последствий и не пытаясь акцентировать внимание на спровоцированных кризисом проблемах. Или же, если практически все сериалы (2000 серий, 150 названий в год) убеждают вас, что не надо работать, важнее "устроиться", то так вскоре начинает считать большинство. Таким образом, можно сделать вывод, что среди прочих категорий телезрителей «…люди, потребляющие большие объёмы телевизионной информации, склонны культивировать такую же искажённую картину действительности, как и на телеэкране" . Телевидение, надо признать, - главный институт современного управления страны, вот только знание механизмов и последствий этой деятельности, насколько известно, держится в строжайшем секрете.
Назначение всех средств массовой информации, и, в частности, телевидения, – удовлетворение информационных потребностей человека, общества, государства. Это относится и к телевидению, которое отличается лишь тем, что способно распространять информацию полнее, быстрее, достовернее и эмоционально более насыщенно, нежели радио или печатные СМИ. Говоря об информационной функции телевидения, необходимо, вероятно, ограничиться узким и конкретным толкованием самого понятия «информация». Регулярное получение людьми экономической, политической, социальной и культурной информации в современном мире стало нормой жизни. Отсюда проистекает тот факт, что информационные программы являются опорными точками сетки вещания большей части телекомпаний, а все остальные передачи располагаются в интервалах между выпусками новостей. Особого рассмотрения требует акцентированное обращение телеинформации к отклоняющимся от нормы событиям: вооруженным конфликтам, катастрофам, природным катаклизмам и т.д. В настоящей работе особому рассмотрению будет подвержена проблема, да, именно проблема освещения одного из таких, отклоняющихся от норм, события, причём события масштабного, с мировой проблематикой, - экономического кризиса. А именно, освещение этого периода на телевидении. Говорить об актуальности даже не стоит, поскольку это ясно без слов. Все мы в той или иной степени участники эти самых событий, а если и не участники, то, уж точно, наблюдатели. Кризис имеет отношение к каждому из нас, в разной степени, конечно, но, думаю, справедливо говорить, что касается эта ситуация каждого. И телевидение как СМИ с, пожалуй, самым большим охватом аудитории, являясь, в какой-то степени, зеркалом реальности, складывающуюся ситуацию освещает. Мне хотелось бы вникнуть в выбранную тему, пополнить свои знания в этой области, получить более чёткое представление о предмете рассмотрения, сформулировать свою, более аргументированную точку зрения.
Целью данной работы ставлю необходимость выяснить, действительно ли кризис имеет медийную основу, способно ли телевидение оказывать воздействие на наше восприятие кризиса, оценить, насколько велико это влияние.
Задачами, выполнение которых поможет мне достичь назначенной цели, станут следующие шаги:
- уточнение ряда важнейших критериев, относительно места СМИ и, в частности, телевидения в нашей жизни, вообще и, особенно, в период экономического кризиса;
- рассмотрение образа власти на телевидении в условиях кризиса;
- рассмотрение и анализ восприятия и реакции людей на экономический кризис;
- рассмотрение феномена слухов и их роли в период кризиса (необходимо показать, что телевидение в какой-то мере является их "креатором", влияя тем самым на наше отношение к кризису);
- выявление и рассмотрение показателей доверия телевидению;
- рассмотрение телевизионной рекламы и её на нас воздействия.
В процессе исследования будет использован в основном анализ данных, полученных в ходе опросов, также анализ интервью и некоторых публикаций, т.к. открытой и достоверной информации по данному вопросу крайне мало.
На самом деле телевидение - режиссер-постановщик. Отражение реальности представляет собой активный проект, с помощью которого редакторы и продюсеры запускают те или иные сюжеты и убеждения в нашу жизнь. Они исподволь, повторами и очень успешно выращивают в сознании наших соотечественников то или иное понимание происходящего. А затем уже люди "экранизируют", воплощают в жизнь свои устойчивые внедренные ТВ представления.
Совершенно очевидно, что телевидение - производитель значимых смыслов. Таким образом, сам собой напрашивается вопрос: вероятнее всего, для этого самого производства должны быть прописаны свои "правила игры"? Вот только, нужно признать, что ряд обстоятельств препятствует ответу… К примеру, кроме ".... обсуждения личной жизни Тины Канделаки и новостей о том, как "Россия" на Рождество по непонятному рейтингу обошла Первый канал, и прочей скандально-развлекательной чепухи никакого анализа важнейшего идеологического производства вы не услышите. Между тем о долларе, о ценах на нефть и на квартиры нам с экрана довольно серьезно повествуют министры, аналитики, профессора».
Конечно, ситуация нынешних дней в отношении цензуры не так драматична, как в эпоху информационных войн второй половины 1990-х. Но в сегодняшних новостных и аналитических программах всё-таки идёт ежедневная идеологическая работа. Нам не удастся узнать что-либо о последствиях участия России в международном разделении труда или появления у нас транснациональных корпораций, о психологических факторах наемного труда на частных предприятиях, о масштабах и механизмах теневой экономики, о революции в потреблении, о причинах и реальных последствиях экономического кризиса, о реальных прогнозах экспертов… Заказа на такие исследования в стране нет. Всё перечисленное выше не только не рассматривается, но даже всеми средствами табуируется.
Телевидение, безусловно, больше чем серьезный бизнес или большая политика. Так, известный социолог СМИ, культуролог Даниил Дондурей даже берёт на себя смелость заявлять, что телевидение, в качестве оружия, сильнее терроризма. В какой-то степени так оно и есть. Сегодняшнее телевидение – один из основных факторов, который оказывает колоссальное воздействие на все стороны жизни страны. При этом очевидно, что одна из сторон такого воздействия - экономическая. Собственно влияние телевидения на эту самую сферу, в условиях экономического кризиса, я и хотела бы рассмотреть в настоящей работе.

II. Освещение кризиса на телевидении.
1. Телевидение как разновидность СМИ. Задачи телевидения.
Телевидение как одно из средств массовой информации является наиболее массовым из СМИ, охватывая и те слои населения, которые остаются за рамками влияния других СМИ. Эта способность телевидения объясняется его спецификой как средства создания, передачи и восприятия информации. Во-первых, эта специфика заключается в способности электромагнитных колебаний, несущих телевизионный сигнал, проникать в любую точку пространства в зоне действия передатчика. С появлением спутникового телевидения последнее ограничение отпало, еще более усилив позиции ТВ. Во-вторых, специфика ТВ (в отличие от радио) в его экранности, то есть, в передаче информации посредством движущегося изображения, сопровождаемого звуком. Именно экранность обеспечивает непосредственно-чувственное восприятие телевизионных образов, а значит и их доступность для самой широкой аудитории. В отличие, например, от радио, телевизионная информация доносится до зрителя в двух плоскостях: вербальной (словесной) и невербальной, зрительной. Звукозрительный характер телевизионной коммуникации усиливается персонификацией информации, телевидение в большом числе случаев подразумевает личностные контакты автора или ведущего и участников передачи с аудиторией. Персонификация телеинформации уже давно утвердилась во всем мире как принцип вещания, как сущностное отличие телевизионной журналистики от других ее родов. В третьих, телевидение способно сообщить в звукозрительной форме о действии в момент его свершения. «Одновременность события и его отображения на телевизионном экране (симультантность) является едва ли не самым уникальным свойством телевидения» .
Симультантность присутствует в телевизионных передачах не постоянно, однако, имеет большое значение для психологии зрительского восприятия, как бы напоминая о достоверности действия, происходящего на экране. Симультантность, создающая эффект присутствия зрителя на месте событий, придает, как уже отмечалось выше, телевизионному сообщению особую достоверность, документальность, реалистичность, что обеспечивает исключительность в решении информационных задач телевидением как одной из разновидностей СМИ. Именно от этих специфических свойств телевидения зависят, в свою очередь, многие функциональные, структурные, выразительные, эстетические особенности и возможности телевидения, занявшего по мере развития и совершенствования своей технической базы особое место в системе средств массовой коммуникации. Наличие возможностей определяет и те функции, которые выполняет телевидение в современном мире.
Конечно, в условиях глобального экономического кризиса государственные каналы сталкиваются с необходимостью решать тактические и стратегические задачи; «…это представление зрителям и объяснение текущих политических, экономических, социальных процессов, репрезентация системы приоритетов в настоящем, жизненных сценариев, ориентиров в будущем» . И важно обратить внимание, что вышеперечисленные задачи ставятся и решаются на разных уровнях, в информационно-аналитических, дидактических, развлекательных программах. Общий настрой широкой аудитории, психологический климат, отношение к реальности, объяснительные конструкции для ее истолкования в существенной мере зависят от того, как подобная работа выполняется в сфере медиа и, в особенности, на телевидении. По мнению В. Зверевой и Д. Дондурея, те способы «переживания» кризиса, которые фактически предлагает центральное телевидение, едва ли может способствовать преодолению негативных явлений в экономической и социальной жизни. Однако, на мой взгляд, это слишком радикальная точка зрения, неосторожно-однозначная: возможно, телевидение многие вещи скрывает, - а кто возьмёт на себя такую глупость, как предоставление совершенно полной, «неразбавленной» информации населению? Представляете, какая паника началась бы в обществе? Думаю, на телевидении работают далеко не глупые люди, не глупцы это телевидение и контролируют. Поэтому, нужно понимать, наверное, что с экранов телевизоров, мы никогда не увидим рассказа или эфира, в полной мере отражающей реальную обстановку в стране. На мой взгляд, в том, какое количество и качество информации предоставлять населению, а какое нет, - тонкая грань. И вообще, считаю, что вряд ли точка зрения в этом отношении может быть однозначной: слишком уж непростая ситуация, слишком уж много в ней разнообразных нюансов, немало тонкостей, которые просто нельзя не брать во внимание. Далее я постараюсь подробнее рассмотреть этот вопрос, и уже тогда смогу точно сказать, считаю ли я, что телевидение говорит правду, и нужно ли это каждому из нас вообще.
Хотя признаки кризиса можно было отчетливо заметить уже в начале сентября 2008, на протяжении первых двух месяцев на телеканалах акцентировалось внимание на отсутствии кризиса в России; затем он трактовался как преимущественно западное явление. Лишь с середины ноября, когда в официальной риторике первых лиц государства появилось понятие «кризис», оно было легализовано и на телеэкране. Результатом этой «филологической» работы стали не только ложные символические обозначения, но и соответствующие мотивационные и поведенческие стратегии, которые телевидение предложило зрителям. Почти три месяца на телеканалах вообще не обсуждалась природа возникших проблем, механизмы их развития, следствия, и программы противостояния кризису.
«Финансовый кризис в мире развивался на протяжении ряда лет, и события последних дней не явились для специалистов чем-то новым и неожиданным», – начал выступление Андрей Кобяков, экономист, первый заместитель председателя правления фонда «Русский предприниматель». Однако многие весьма уважаемые люди, которых Кобяков отказался назвать поименно, до последнего утверждали, что России финансовый кризис не грозит. «Когда взрыв бомбы уже произошел – отрицать это бессмысленно. Но всегда плохо быть пожарной командой, лучше этот взрыв не допускать», – возмущается он» .
Вот здесь и образовалась проблема: утверждая на всех каналах, что кризис существует где-то вне России, ТВ не позволило делать выводы о чем-то более серьезном, например, о том, насколько российская экономика оказалась конкурентоспособной, готовой к процессам глобализации и к таким испытаниям. Существенно, также, что в телепрограммах не объясняется принципиальное отличие нынешней ситуации от кризиса 1998 г., не акцентируется внимание на взаимозависимости всего мира, разных стран и их экономик друг от друга, десуверенизации национальных финансовых, информационных, культурных и других областей.


2. Образ власти на телевидении в кризисных условиях.

То, как выглядит телевизионная картинка, что из себя представляет телевизионный контент, можно назвать "антикризисной терапией". Ведь власти контролируют количество и качество доступной к показу на ТВ информации, заботятся о том, что направлено на облегчение негативного воздействия событий экономического кризиса на психологическое состояние граждан. Возникает вопрос, действует ли эта самая антикризисная психотерапия, осуществляемая на телевизионных каналах? Помогает ли появление высших чиновников на телеэкране спокойнее переживать кризис "простым смертным"?
На мой взгляд, людям политики, которые постоянно на виду, корректорами, политическими пиарщиками в целом придаётся чёрта образа, уже специально заточенного под массовое восприятие. Но действительного интереса к личности «вождя», так скажем, который бы удовлетворялся средствами массовой информации реально – телевидением, которое, насколько известно, на сегодняшний день является главным транслятором для народа, не происходит. В таком случае происходит замена реального взаимодействия с неким человеком, «…как мы его себе представляем, вместо него подставляется некий внешний образ, фиксированный, отстроенный…» , к созданию которого, совершенно очевидно, приложили руку пиарщики. В случае стабильности этот образ обладал следующим рядом демонстративных качеств: уверенность в завтрашнем дне, довольство, излучал некую благожелательную физическую и духовную крепость, некое духовное развитие. В экстремальных кризисных условиях возникла нужда в политической фигуре, обладающей совершенно иными качествами. В настоящее время, на мой взгляд, создаётся образ в какой-то степени военного вождя, вождя, принимающего решения, агрессивного, противопоставленного всему-всему миру, некоего героя. И вряд ли это имеет какое-либо отношение к реальной природе человека – вероятнее всего, всё сделано умелыми руками политтехнологов.
Во всех СМИ, соответственно и на телевидении, даётся рекламно позитивная установка. Хотя, вернее будет сказать, агрессивная. Агрессивная, то есть – уверенная, наступательная. (Под установками подразумевается посыл, адресованный зрителю, та общая картинка, создающая восприятие политического контента в качестве позитивного или негативного). Демонстрируется определённый тип поведения, уверенность в принятии решений и такая же уверенность в благополучном разрешении этих самых решений. Таким образом, для страны сконструирован чёткий, жёсткий, уверенный в себе и в каждом из принимаемых решений образ политической власти. Вот только последствия этих самых решений телевидением не прослеживаются, да и, наверное, не должны. Получается, что одно с другим связано мало: зачастую демонстрируемая телевидением реальность мало связана с реальностью действительной.
Но не стоит забывать, что каким бы неправильным нам не казалось это создание образа политиков, - не самые последние и далеко не самые глупые люди допускаются к тому, чтобы конструировать образ власти, пусть и не имеющий практически никакого отношения к реальному положению вещей. Но при этом, нужно сказать, чрезвычайно важный для большинства населения.
Перед нами закрытая власть, но такова она не по причине недоступности, - всё дело в том, что она делает так, «… как будто кроме неё ничего нет. А нам большего и не надо. Поэтому и никакого кризиса нет. Какого кризиса?! Никакого внешнего мира вообще нет, его не существует. Ну а если он и присутствует в массовом сознании, то только в виде врагов» . Многие журналисты (Борис Дубин, Валерий Панюшкин, Анна Наринская и др.), высказывали мнение, что складывается впечатление, будто политики всего мира, все президенты «…вынуждены носить какие-то маски…» , что-то изображать, крайне строго контролировать количество и качество доступной для общественности информации. Примерно такой была ситуация в 2008 году, сейчас же, наверное, можно полагать, что она несколько изменилась, потому как сокрытие очевидного представляется мало возможным.
Добавлю о ситуации в западных СМИ, а именно, телевидении: по моему мнению, как телевизионный, так и газетный мир Запада куда более критичны, могут давать, в общем-то, совершенно любые интерпретации того, что происходит, о чём говорят власти, - здесь, собственно говоря, нет самоцензуры. Или она есть, но в какой-то другой степени.
К примеру, на западных телеканалах рассказывается об ухудшении или улучшении финансовых показателей многих компаний, откровенно заявляется, каким образом одни компании "поднялись", увеличив свои доходы, - за успехи одних приходится расплачиваться другим. Западными обозревателями не скрывается и то, что многие компании прибегали к массовым сокращениям персонала. И даже если подобные сведения раскрывают всю подноготную западного бизнеса, подобная информация в свободном доступе и в электронных, и в печатных СМИ. Подобные мнения, свойственные большинству западных журналистов, надо сказать, "...косвенно подтверждают данные об американском рынке труда в первом квартале: 39% фирм провели сокращения сотрудников, и лишь 14% нанимали новых. Однако в следующие полгода сократить штат собираются 33% компаний, а увеличить – 16%» .
Итак, нельзя не заметить, что телевидение представляет нам политических лидеров совершенно активными, контролирующими, обещающими. Но, кроме всех этих важных замечательных качеств, благодаря телевизионной картинке, в образ высших властей привносится и следующее: они не представляют целостной и продуманной системы совместной общенациональной деятельности по преодолению негативных последствий экономического кризиса. «Единственные стратегии борьбы с кризисом – согласно репрезентации в информационных программах – распределение государственных денег, предоставление льгот, попадание в лоббистские списки организаций» . В то же время, надо отметить, критическая рефлексия в отношении целого ряда важнейших государственных решений в этой области совершенно не представлена в аналитических и общественных телепрограммах.
Считаю, что в связи с этим нельзя обделять вниманием то, что россияне продолжают оставаться совершенно уязвимыми по отношению к ненадежности отношений, прав собственности, дороговизне входа на рынок, — к самому устройству отечественной жизни. «Они с надеждой, но и, одновременно, с недоверием относятся к любым государственным гарантиям» . Обращу внимание, что российское телевидение, к сожалению, практически ни в одном формате не предложило концепцию активного участия самих граждан в разнообразных программах продуктивных действий по выходу из кризиса. На телеэкране нет запоминающейся пропаганды самостоятельности, креативности, гражданской ответственности, мужества, стойкости, воли и оптимизма. В телепередачах почти нет примеров частных побед по преодолению негативных условий. Нет ток-шоу с героями, которые после личного краха с нуля начали новое дело, с молодыми людьми, которые после увольнения занялись настоящим образованием. Отсутствуют репортажи о том, как ведут себя успешные кризис-менеджеры, интервью с теми, кто благодаря своей активности, новаторским идеям, прекрасным коллективам сотрудников смог реализовать все то, на что не решался в тучные потребительские годы, сюжеты о нынешнем противостоянии рейдерским захватам, о победе над собственными страхами и некомпетентностью. И это положение вещей сохраняется притом, что все экономические эксперты говорят как о само собой разумеющемся: «кризис в России обещает быть особенно тяжелым».
Как возможно разрешить вышеуказанную проблему, на мой взгляд, возможно ли это? Думаю, идеальный вариант того, какой должна быть политика телевещания, может выглядеть следующим образом: общество должно иметь право говорить, как-то участвовать в упрощении, облегчении переживания экономического кризиса. На мой взгляд, если человек будет чувствовать, что он каким-либо образом участвует, а не сидит, сложа руки, ожидая сюрпризов судьбы, - он будет чувствовать себя на порядок спокойнее и, пожалуй, безопаснее. Конечно, наше телевидение совершенно не соответствует всему вышеперечисленному. Возьму на себя смелость заключить, что решением этой проблемы, чтобы телевидение более эффективно выполняло свои задачи, могло бы стать некоторое его преобразование, изменение политики вещания. По моему мнению, необходимо преобразование телевидения в действительно универсальный институт общественной жизни в информационном обществе, что позволит превратить общество пассивных телезрителей в основного участника социально-политических дискурсов.
То, что в настоящее время оно таковым не является, объясняется, на мой взгляд, не только медиакратическими принципами формирования контента, но и существующей моделью «вещательного», монологового ТВ, не предполагающего диалога с обществом, доминированием субъект-объектных отношений. Высказанное мною предложение по преобразованию телевидения едва ли воплотится в жизнь, поскольку для того, чтобы это было возможным, необходимо поменять не только всю политику телевещания, но и общество, и государство.
В заключение это главы хотелось бы добавить, что давление на средства массовой информации, безусловно, имеет место быть, - российские средства массовой информации крайне ограничены рамками самоцензуры и так называемой "редакционной политикой». Именно это вынуждает телевизионную картинку быть по большему счёту совершенно одинаковой.

3. Немного о слухах и их роли в период экономического кризиса.

Социологам в начале ХХI века известна следующая закономерность: чем меньше уровень доверия к официальной власти и телевидению, тем выше уровень доверия к слухам. Сегодня российская власть находится во власти слухов. И все новые и новые заявления Путина, Медведева и Кудрина не уменьшают влияние слухов. В известной мере, мы с вами наблюдаем возврат к последним годам советской власти, которые характеризовались словами из песни группы "Наутилус-Помпилиус": "Одни слова для кухонь, другие для улиц".
Власть слухов отметил и президент Дмитрий Медведев: "Появлялась информация, что банк "падает", его положение неустойчиво – естественно, оттуда изымаются деньги, люди не могут на это не реагировать. Естественно, эти слухи ни на чем не основаны, и впоследствии это приводит либо к рейдерским атакам, либо к попытке положить на лопатки своего конкурента" (07.11.2008). Таким образом, можно констатировать, что внимание к слухам вполне обосновано.
Хочется также процитировать слова экономиста Михаила Хазина: «Кризис - время мифов». Моя точка зрения солидарна с его, и не только моя, думаю, - невозможно отрицать, что в ситуации кризиса многие факты или скрываются, или приукрашиваются, или же нарочно неодоцениваются, имеет место и внедрение слухов посредством того же телевидения, в конце концов. И слухи, и мифы сочиняются всеми: и теми, кто действительно замешан, и теми, кто не хочет стать, так скажем, козлами отпущения, и теми, кто "...хочет занять потенциальные вакантные места, ...кто ищет денег, ...кто пытается их не потерять" .
И, надо сказать, тот факт, что на изучение слухов, по сей день, расходуется масса сил и уделяется огромное количество времени, совсем не является случайностью или чьей-то ошибкой: очевидно, что слухи играют важную роль для общества, обладают рядом полезнейших функций, особенно сейчас, в период экономического кризиса. К таковым можно отнести, во-первых, что слухи являют собой довольно важный источник информации об общественном мнении; во-вторых, слухи – катализатор социально-политических событий и настроений; в-третьих, являются активным фактором формирования мнений и настроений человеческого поведения в обществе.
Ниже я уделю внимание важным для раскрытия темы настоящей работы терминам, дам некоторые более-менее упрощённые определения, которые позволят нам формализовать и «объективизировать» динамично изменяющуюся реальность.
Не стоит забывать о том, что на сегодняшний день, слухи рассматриваются не только как некое стихийное коммуникативное явление, но и в качестве технологии влияния на общественное сознание, манипулятора, крайне эффективного, в умелых руках, средства информационно-психологического воздействия. Исходя из этого, понятие слуха можно интерпретировать следующим образом: это «…специфический вид неформальной межличностной коммуникации, в процессе которой, до известной степени отражающий некоторые реальные или вымышленные события, становится достоянием обширной диффузной аудитории» .
Сплетни – это форма соединения реальных фактов с вымыслом, с целью создать искаженное видение прошлого, настоящего и будущего, в основном для дискредитации кого-либо или чего-либо. Как отмечалось выше, сплетни довольно часто подаются в виде версий происходящего. Таким образом, сплетни, де-факто, являются одним из ключевых элементов в теории управляемого хаоса.
Цензура – система запретов и ограничений. Цензура наиболее эффективно усиливает власть слухов, превращая слухи в разрушительное оружие, как некоторая провокация, заставляющая людей совершать совершенно глупые действия, запугивая их.
Говоря именно о нашей стране, действительно, огромное количество проводимых политологических, социологических и психологических исследований указывают на неудовлетворённую потребность граждан в действительно достоверной и надежной информации, касающейся важных аспектов их жизнедеятельности. «Особое место в современном информационном пространстве нашей страны занимают слухи. Более 70% россиян отмечают, что сталкиваются со слухами, из них около 45% чаще чем 1-2 раза в неделю» . В результате этой самой нехватки (когда, скажем, многие телеканалы, практически все, находясь под давлением высших властей, «полируют» действительную картинку реальности до того, что она становится мало похожей на свой оригинальный вариант; многочисленны случаи расхождения демонстрируемого с телеэкранов и реального), в индивидуальном и общественном сознании возникает некий вакуум, который и заполняется всевозможными недостоверными сообщениями, которые появляются на уровне межличностного общения в обществе, а также сознательно инспирируются через средства массовой информации политическими, финансово-экономическими и другими кругами гражданственных коммуникаций. Итак, заключим, что проблема возникновения дефицита достоверной информации и есть как один из «провокаторов» возникновения слухов.
4. Реклама на телевидении во время кризиса. Кризис как бренд.

Сегодня слово кризис слышится всё чаще и чаще. Оно стало частью нашей жизни. И если раньше кризис заключался исключительно в постоянном падении различных акций тех или иных компаний, то на сегодняшний день это понятие имеет более сложный характер. Кризис, по мнению многих специалистов, означает финансовый крах, который влечет за собой и такое неприятное явления для каждого человека, как значительное снижение заработной платы или тотальное сокращение, касающееся и персонала, каких-либо проектов или активов непрофильного типа и тому подобное. Как выяснилось, чаще всего "мировой финансовый кризис" россияне ассоциируют с инфляцией, обесцениванием денег и ростом цен ("деньги обесцениваются"; "высокий процент инфляции во многих странах"; "в росте цен" – 10% по выборке), с падением курса доллара и нестабильностью других валют ("кризис валют мировой значимости"; "это когда доллар падает, евро растет" – 10%), а также с сокращением объемов производства, проблемами со сбытом продукции, общими проблемами в экономике ("депрессия в мировой экономике"; "в падении производства в развитых странах Запада" , существует и масса других трактовок, но они менее комфортны и встречаются реже. Надо сказать, именно в такой, кризисный, период реклама на телевидении может сыграть, и играет ключевую роль, так как в это время людей значительно легче «зацепить» или поддержать. Реклама на ТВ во время кризиса может быть своеобразным спасательным кругом для людей, разочаровавшихся во всем.
Совокупность антикризисных ходов и тактик, основная суть которых заключена в нескольких простых словах: "Внимание! Кризис! Мы снизили цены!", с одной стороны - идеальный способ привлечь покупателя, с другой - действительная необходимость для тех компаний, чьи продажи сильно упали. Кризис мешает спать, но помогает продавать. Вообще, телереклама - это очень эффективный вид рекламы, особенно в складывающихся условиях, даже не смотря на то, что на рекламном рынке сказываются последствия кризиса, как на любой другой сфере торговли. Но, важно понимать, что для достижения необходимого эффекта, чтобы реклама была действенной, необходимо соблюдение некоторых правил. Этим правилам стараются следовать телерекламисты в сложившейся кризисной ситуации. Во-первых, серьёзное внимание уделяется тому, чтобы визуализация была красочной и интересной, поскольку зритель слишком устал от серых будней, уровня безработицы, малоприятных цен и прочих "сопровождающих" кризиса. Поэтому, перед создателями рекламы стоит задача: необходимо с помощью телевизионных рекламных роликов передать каждому человеку более радостного настроения и веры, если не в прекрасное, то в хорошее стабильное будущее. Во-вторых, важно, чтобы картинка на экране была чёткой и ясной, потому как нужно учитывать, что человеку и так непросто живётся в условиях кризиса, и он, вероятнее всего, не будет догадываться, в чём же суть рекламного ролика. В-третьих, не замечали, что актуальные кризису рекламные ролики, т.е. создаваемые в этот период, отличаются тем, что привлекают внимание потенциального покупателя в первые же секунды воспроизведения рекламного ролика на телевидении? Всё для того, чтобы человек сразу увидел в рекламе что-то полезное, спасающее. И, в-четвёртых, важно учитывать, что многословие в период кризиса совершенно ни к чему. Скажем, если сюжет строится вокруг какого-либо человека, тот или иной продукт используемого, правильнее сократить "рекламную" речь до минимума. Вообще, хотелось бы добавить, в российских медиа в целом, и на телевидении в частности, «…в своей предельной форме реализуется механизм «понижающей селекции», отрабатывается модель упрощения смыслов ради увеличения аудитории» .
В период кризиса реклама на ТВ является одним из самых оптимальных средств для продвижения на рынке простых товаров и продуктов, которые предназначены для массового потребления. Почему, спросите вы, самым оптимальным? Причина в том, что с помощью телевидения охватывается максимальная часть целевой аудитории, а также появляется возможность полного (комплексного) воздействия на потребителя.
Безусловно, в современных условиях размещение телерекламы – это достаточно сложное занятие, которое требует особого подхода и специальных навыков. Одним из самых важных моментов в этом деле, является поиск и применение таких слов, которые будут способны отвлечь человека от его повседневных проблем и придадут ему сил для достойной реакции на кризисную ситуацию.
И вообще, реклама в наши дни, в период такой непростой, кризисной ситуации, должна отвечать ещё и следующему немаловажному требованию: хорошему рекламисту важно умение создать рекламный ролик, способный внедрить социальную идею, как-то отвлечь и сформировать правильный настрой. Вообще же, сама маркетинговая мудрость основана на воображении, на умении поставить себя на место другого человека - покупателя, читателя, зрителя, слушателя. Ведь маркетинг – это удовлетворение потребностей клиента с выгодой для себя. Рекламисты - такие же люди, как и все остальные, населяющие нашу страну и этот мир, и каждый в курсе происходящих событий, кризисных; кого-то ситуация коснулась в большей, а кого-то в меньшей мере, и тем не менее, вот эти настроения, эти пожелания в адрес того, что бы хотелось увидеть на телеэкране, что бы не вызвало раздражения, а заинтересовало и ещё бы и отвлекло от проблем, - вот то, чем должны руководствоваться, и, по большей части, так и делают, рекламисты в данный период.
Рекламисты используют слово "кризис" в своих целях: ко всем скидкам и новым тарифам прибавилось словосочетание "антикризисное предложение". Многие средства массовой информации утверждают, что только они объективно освещают мировой финансовый кризис, а те, кто пишет про развлечения и моду, клеят на обложки ярлыки: "В этом журнале нет ни слова о кризисе". Магазины создают антикризисные коллекции одежды, ритейлеры называют сезонное снижение цен на некоторые продукты "антикризисным решением". Модный кризисный тренд пытаются обыграть абсолютно все.
"Для рекламодателей кризис - это горячая тема, которую можно нанизать на любое предложение , - говорит директор бюро интернет-маркетинга Vovlekay.ru Владислав Титов. - Поэтому антикризисными стали все предложения, которые должны были быть предновогодними. Антикризисные скидки, антикризисные рассрочки, антикризисные распродажи".
«Безусловно, антикризисная тема является трендом последнего времени в рекламе» , - уверен управляющий партнер, творческий директор агентства креативных стратегий и коммуникаций "Рекламафия" Константин Гаранин. И это, безо всяких сомнений, наглядно демонстрирует тот факт, что реклама, как и журналистика, и тележурналистика, зеркало нашего мира.



5. Как люди воспринимают кризисную ситуацию

Если брать во внимание данные некоторых социологический исследований, опросов населения (Левада-Центр, ФОМ), в последнее время среди населения нашей страны наблюдается следующая «настроенческая» тенденция: большинство считает, что в ближайшее время будет тяжело, но в конце концов всё наладится. Таким образом, решающим здесь оказывается именно долгосрочный оптимизм. Ведь, действительно, послушайте людей, посмотрите телепередачи (даже, элементарно, что из себя представляет подборка телепередач, - "больше юмора, меньше паники!"; доминирующее количество телепрограмм ориентировано на то, чтобы развлекать, отвлекать людей от повседневных проблем: к примеру, «Камеди клаб», «Прожекторперисхилтон», «Большая разница» и т.п.), просмотрите данные опросов, поговорите с теми, кто пережил кризис 1998, уж этим-то людям есть, с чем сравнивать, - восприятие этого кризиса существеннейшим образом отличается от восприятия кризиса 1998 года."Тогда многим казалось, что наступил полный крах экономики, а сейчас таких настроений нет" .
Нужно сказать, что за прошедшее время люди нарастили какой-то запас оптимизма и прежнего страха перед такими резкими перепадами в экономике у них уже нет. В такие моменты начинает казаться, что не подействует ни падение рубля, ни безработица, ни падение зарплат, ни увольнение. Немаловажную роль в этом сыграло то, что главным свойством населения была адаптация, так уж сложилось, так уж в обязательной воспитательной форме властями и обществом прививалась человеку способность к адаптации (здесь речь идёт о советских временах). Примечательно, что подобного не происходило ни со способностью к принятию решений, ни к самостоятельным поступкам, ни к изменению мира. К адаптации. Мы, действительно, довольно-таки легко адаптируемся к любым условиям.

Примечательно, что люди оценивают своё будущее оптимистичнее, чем ситуацию в стране в целом. Социологами давно подмечено, что у нашего населения принято свое личное фактическое положение оценивать выше, чем положение соседа. Если свое положение человек оценивает, исходя из объективных факторов - уровня дохода, возможностей потребления, - то оценку положения в стране он дает, основываясь на социальных коммуникациях - начиная от СМИ и заканчивая слухами. И этот общий фон всегда оказывается немного хуже, чем на самом деле себя ощущает человек. (В следующей части будут также представлены данные, характеризующие восприятие кризиса народом).

6. О доверии телевидению и СМИ в целом
Начиная эту часть своей работы, я задалась вопросом, что есть доверие?
«Доверие — установка личности, представляющая безусловную веру, а иногда и заменяющая ее. Доверие проявляется в специфическом отношении субъекта к определенным объектам, связанным с ситуативной, актуальной значимостью и априорной надежностью (безопасностью) объекта для субъекта» . Ответил мне словарь по социальной психологии.
Для меня доверие – это особые отношения между людьми, убеждённость в чьей-то честности, порядочности; вера в искренность и добросовестность.
А здесь, в этой части, я должна рассказать о доверии к СМИ, к телевидению и, соответственно, к тем, кто на этом телевидении работает.
В складывающихся условиях значимая часть телевизионных «посланий» работает на усиление такой характерной черты российской социокультурной жизни как системный кризис доверия. По результатам многих социологических исследований, российское население все последние годы не доверяет большинству государственных институтов (парламент, суды, органы правопорядка, местная власть) — никому, кроме признанных «лидеров нации». Бизнесмены не доверяют своим партнерам, финансовые институты — один другому, наемные работники — работодателям, да и сами граждане (по последним опросам — 59%) друг другу. Итак, из общественных институтов, надо сказать, СМИ занимают нижнюю позицию . А верхнюю, совершенно очевидно, - президент (41%) и премьер-министру (55%) . (Почему президенту и премьеру до сих пор доверяют? «Россияне понимают: президент и премьер не волшебники, - комментирует Григорий Кертман, ведущий аналитик фонда «Общественное мнение». - Кризис пришёл извне, к объективным экономическим обстоятельствам добавляется своекорыстие крупных собственников, коррупция в органах власти и т. д. » Согласно "Фонду Общественное мнение", в мае 2009 года деятельность Дмитрия Медведева одобряло 72 % человек, В. Путина - 78 %. Люди большинстве своём считают, что Д. Медведев и В. Путин действуют в ситуации кризиса правильно.)
Думаю, подобная тенденция (в вопросе доверия предпочтение отдаётся именно «лидерам нации») объясняется тем, что имеют место какие-то действительные претензии. В том случае, если, скажем, сообщения СМИ расходятся с тем, что люди фиксируют в непосредственной реальности, то, безусловно, это провоцирует раздражение и совершенно справедливо повышает недоверие к СМИ. Если по телевизору мы видим "вылизанную", красивую картинку, приятной наружности даму, которая сообщает о том, что у государства всё под контролем, а, меж тем, сами стали свидетелями того, что это совершенно не так, реакция будет соответствующей, - негативной и зародит в нас сомнение в правильности и объективности нашего СМИ доверия.
А что касается того, каким образом могут влиять СМИ, добавлю, что для ответа на этот вопрос, следует рассматривать средства массовой информации с двух точек зрения: принимая во внимание две роли, которые они исполняют. Во-первых, они могут сами генерировать информацию и выступать непосредственным источником этой самой информации. И во-вторых, могут ретранслировать информацию, полученную от непосредственных источников, когда они, к примеру, передают какое-то мнение высшего руководства страны или каких-то других людей, высказывающих мнения и озвучивающих данные о развитии кризиса и прогнозах в отношении процесса развития кризисной ситуации. Таким образом, виноваты ли в высоких показателях недоверия сами СМИ, которые просто передают информацию через новостные выпуски, тематические телепередачи, страницы газет или по радио, - это, на самом деле, довольно-таки сложный вопрос.
В подавляющем количестве опросов фиксируется крайне низкий уровень доверия СМИ. И, действительно, верить средствам массовой информации сегодня не принято. Возможно, сказывается советское прошлое СМИ с заведомо прописанными, отредактированными, «сфабрикованными» данными.
Есть иная точка зрения: гендиректор ВЦИОМа Валерий Федоров считает, что общество в полной мере доверяло прессе разве что в советские времена. Теперь же, по его мнению, даже в тех случаях, когда люди доверяют тем или иным СМИ, делают это по принципу "доверяй, но проверяй». Правда, как считает Фёдоров, проверять мало кто настроен. Так, к примеру, если в советские времена в условиях совершенной изолированности, закрытости того общества был запрос, как утверждает господин Федоров, на "разностороннюю информацию, то сейчас все доступно, но мало кем востребовано". Я не совсем согласна с его точкой зрения. Возможно, люди стали относиться к получению информации как к одному из способов развлечься после рабочего дня. Потому-то в стране постоянно растет круг потребителей телевидения, так как смотреть — это наиболее эмоциональный и наименее рассудочный способ потребления информации. Я считаю, как уже писала чуть выше, что из-за советского наследия показатели доверия к СМИ крайне скромные, телевидение используется преимущественно в развлекательных целях.
Но всё-таки для кого-то телевидение остаётся главным информатором, ему доверяют, новостные выпуски и специальные тематические программы смотрят, хотя бы для того, чтобы быть более-менее в курсе ситуации внутри страны и в мире. Но доверие к СМИ может быть существенным образом подорвано, относительно доверительное отношение к информации, которой снабжает телевидение и остальные СМИ способно измениться в корне, если общество действительно начнёт ощущать на себе последствия экономического кризиса. Так и случилось, свидетельством этому служат результаты многочисленных опросов населения, массы мнений, как специалистов, так и «простых смертных». Дело в том, что каждый человек живёт в двух мирах, двух реальностях, скажем так. Для того, чтобы знать о своей жизни, помощь или участие СМИ людям практически не требуются. В большей степени СМИ необходимы каждому из нас, в большей степени, для того, чтобы сравнить, сопоставить свою собственную жизнь с "общим контекстом".
Пока в частной жизни человека все в порядке, потребности в широком контексте у него почти нет, в силу чего складывается высокое доверие к СМИ. А как только возникают проблемы в личной жизни, обостряется нужда в более полном и серьёзном контенте, существенно возрастают требования к достоверности той информации, которая передаётся телевидением и СМИ в общем. Ситуация изменилась, всевозможные проблемы, спровоцированные экономическим кризисом, дали о себе знать, требования к качеству предоставляемой информации выросли. И так как в сфере СМИ всё-таки принято несколько видоизменять картинку реальности, а проконтролировать, чтобы никаких расхождений с действительной жизнью и транслируемой информацией весьма проблематично, или чтобы их никто не заметил, невозможно, - само собой возникает недоверие. Таким образом, получилось, что СМИ сами лишили себя былого доверия населения.
Марина Савинцева из центра «Транспаренси Интернейшнл-Р», курирующая программу центра «Доступ граждан к информации» заявила «Ъ» , что "…достоверная аналитическая информация востребована в обществе всегда, в том числе и бескризисный период…" . В какой-то степени с этой точкой зрения можно согласиться, проверенные, качественные данные были и будут в цене. «Пустышка» совершенно никакой ценности не представляет, «утки» могут выполнять развлекательную функцию, но до поры до времени, - недостоверная информация никому не нужна. По мнению М.Савинцевой, россияне "…потребляют любую, а не только развлекательную информацию, передаваемую СМИ…" . Если показывать только сериалы, они будут смотреть только сериалы". Но если телеканалы станут предлагать глубокие аналитические передачи, их россияне, по мнению госпожи Савинцевой, "…тоже будут смотреть, и с не меньшим интересом, чем сериалы" .
Благодаря исследованиям ВЦИОМ, мы можем получить следующие данные: в 2008 году, когда ситуация с экономическим кризисом еще не «разбушевалась», показатели и процентное распределение доверия\недоверия населения нашей страны средствам массовой информации были следующими: больше всего россияне доверяли сообщениям центрального и местного телевидения, ему отдали предпочтение около 70 процентов. Второе место россияне отдали местному телевидению, в доверии которому признались 63 процента респондентов. На третьем месте в рейтинге доверия источникам информации располагалась центральная и региональная пресса: ее сообщениям, в 2008 году, доверяла половина жителей страны. Только четверть россиян была способна положиться на информацию, поступающую от родных и близких. Интернет-источникам доверяли и пользуется всего 23% россиян. Согласно данным опроса, половина россиян (51 процент) не пользуется Интернетом вообще. Самый же низкий уровень доверия - к иностранным СМИ, хотя, с другой стороны, их аудитория, не так уж велика. Вышеуказанные данные были представлены ВЦИОМ на основе опроса 1600 человек из 140 населенных пунктах 42 регионов России.
Что же касается вопроса доверия телевидению в нынешней ситуации, мне хотелось бы привести примеры некоторых, на мой взгляд, самых интересных мнений, с которыми и я могу согласиться (примечательно, что опрос, проведённый корреспондентами «Коммерсанта», охватил довольно широкую аудиторию: от граждан городов федерального значения до жителей регионов). Нижеприведённые мнения были высказаны по поводу того, сообщает ли телевидение всю правду о финансовом кризисе. Каждое из мнений принадлежит рядовым гражданам нашей страны, принявшими участие в опросе «Коммерсанта».
- Не могу сказать, что телевидение сообщает всю правду, как она есть. Напротив, больший процент мнений скрывается. Причём это выгодно и для тех, кто это скрывает, и, видимо, для тех, у кого сосредоточены деньги в руках.
- Нет, конечно, нет. Не хватает полноты информации, ни её правдивости, информация эта лишена какой-то однозначности. Считаю, что человек должен иметь прогнозы на своё будущее, должен владеть информацией о завтрашнем дне, финансовом положении...
- Ну, разумеется, информация "фильтруется". Всю правду не стоит сообщать народу во избежание, может быть, паники. Доступ ко всей, полной информации, ко всей правде есть у тех, кто находится выше нас, - у тех, кто не владеть ей просто не может. Потому что судьба страны в руках как раз высшей власти, которая наиболее в курсе событий. Может быть, с одной стороны, хорошо знать правду, но, с другой стороны, и все мы должны это понимать, среди населения совершенно не нужна.
Для более чёткой картины, хотелось бы обратить ваше внимание на подборку ответов на вопрос, которые Вероника Боде задала на форуме для своих слушателей (на радио «свобода»). Считаю невозможным обойти это вниманием, потому как крайне важно для достижения цели, поставленной мною в начале данной работы, узнать, что же считают люди о сложившейся ситуации. Вопрос состоял в следующем: влияют ли, на ваш взгляд, средства массовой информации на развитие экономического кризиса в России? Ниже я приведу самые, на мой взгляд, интересные мнения, отобранные мною из многочисленных-многочисленных точек зрения.
Вот что пишет АМИ из Подмосковья: «Разумеется, влияют. Потому что его развитие зависит от того, как люди себя ведут, а поведение - от того, какой информацией они обладают. Но к каким именно СМИ чаще относятся как к источнику информации, для меня вопрос интересный».
М.М.Мракобесов из глуши пишет: «На сам кризис СМИ не могут влиять, конечно, потому что кризис - явление объективного мира, как дождь, например. Разве СМИ могут влиять на дождь? Но вот на восприятие кризиса населением они влиять, конечно, могут, и очень сильно».
Люля из Москвы отвечает: «Я считаю, что средства массовой информации никак не могут влиять на развитие финансового кризиса в стране, тем более, наши в настоящей обстановке в России».
Ирина из Ростова: «Влияют, к сожалению, зачастую в негативную сторону, сеют панику». Собственно, вам за это и платят», - отмечает она, то есть - журналистам. «В любых экстремальных ситуациях нет ничего страшнее паники».
Андрей из Северска Томской области: «В Российской Федерации СМИ - это и есть государство, и именно его аналитический институт управляет электоратом».
И Валентин из Иваново: «В России нет независимых СМИ, только казенные. Я - журналист, наверное, последней независимой газеты. Она закрылась, и теперь мы можем «печататься» только в Интернете. А пользователей Интернета здесь мало. Так что мы повлиять на кризис не можем, а КГБ-издания все в один голос поют песню про маркизу. Это очень плохо для страны. Я год назад опубликовал статью по материалам работы Илларионова «Предчувствие катастрофы», где описывалось то, что происходит сейчас в экономике. Но правители и тогда плевали не только на независимых журналистов, но и на собственных советников. Не знаю, с «управляемой демократией» у нас будет вечный кризис. Рыба гниет с головы, и СМИ тут ничем не помогут, даже если бы и были. Правители не хотят слышать журналистов, а у тех заклеен рот».
Таким образом, видно, что мнения разделяются: кто-то некоторым образом осуждает власть за то, что та скрывает большую часть правды, считает, что без правды никуда; другие, напротив, признают контроль за количеством доступной для общества информации вполне здравым, адекватным и даже каким-то «родительским» поведением высших властей, - нас оберегают от излишних потрясений, от паники, от беспорядков в обществе на этой самой почве.
Данные исследований, отражающих общую картину человеческих настроений в период кризиса, показывают, что социальное самоощущение и психологическое самочувствие граждан находится на стабильно-среднем уровне. Прежде всего такая ситуация обусловлена информационным пространством, которое силами властей не было насыщено негативной информацией о воздействии кризиса, наоборот, акценты сделаны были на усилиях властей по преодолению последствий кризиса.


III. Заключение

Надеюсь, что, благодаря, поэтапному выполнению сформулированных задач, мне удалось добиться цели, поставленной в начале данной работы. Исследовав достаточно большое количество полезной информации, представившей для меня немалый интерес, оказалось возможным убедиться, что телевидение, освещая ситуацию экономического кризиса, действительно способно выполнять ряд важнейших для общества функций, что телевидение играет далеко не последнюю роль в нашем восприятии всей ситуации, складывающейся в период экономического кризиса.
Телевидение, действительно, заняло лидирующее положение в системе средств массовой коммуникации, стало неотъемлемой частью повседневной жизни людей и значимым фактором общественного и культурного развития. Аудитория является важнейшей частью телевидения как социального института. Именно во взаимодействии с аудиторией телевидение реализует свои социальные функции и свою символическую власть.Преимущество телевидения в реализации манипулирования общественным сознанием (и, в частности, формирования отношения людей к событиям экономического кризиса) заключается в способности телевидения распространять информацию быстрее, эмоционально более насыщенно. Кроме того, телевидение владеет большим, чем остальные СМИ, охватом аудитории.
Специфика телевидения заключается в экранности (передачи информации посредством движущегося изображения, сопровождаемого звуком, ведь именно это обеспечивает непосредственно-чувственное восприятие телевизионных образов). Кроме того, в телевизионных программа может присутствовать одновременность события и его отображения на телевизионном экране (симультантность), что также имеет большое значение для психологии зрительного восприятия, как бы напоминая о достоверности действия, происходящего на экране. Таким образом, телевидения в высокой степени способно оказывать влияние на восприятие людьми тех или иных событий. Во времена кризиса это особенно необходимо, и высшие власти это понимают. Ведь общий настрой широкой аудитории, психологический климат, отношение к реальности, в существенной мере зависят от того, как в сфере медиа и, в особенности, на телевидении выполняются тактические и стратегические задачи.
Я пришла к выводу, что именно из этих соображений в новостных и аналитических программах идёт ежедневная идеологическая работа: информация корректируется, "урезается", существенным образом преобразовывается, и только после этого становится общедоступной.
Мы действительно не услышим с экранов телевизоров ни о масштабах и механизмах теневой экономик, ни о причинах и реальных последствиях экономического кризиса, ни реальных прогнозах экспертов. Всё перечисленное не только не рассматривается, но и табуируется. Эти темы "мелькают", безусловно, но информация слишком адаптирована для восприятия общественности.
Кроме того, из этих же соображений, создаётся образ высшей власти. Формируется образ в какой-то степени военного вождя, вождя, принимающего решения, агрессивного, противопоставленного всему-всему миру, некоего героя. Демонстрируется определённый тип поведения, уверенность в принятии решений и такая же уверенность в благополучном разрешении этих самых решений. Таким образом, для страны сконструирован чёткий, жёсткий, уверенный в себе и в каждом из принимаемых решений образ политической власти.
Итак, нельзя не заметить, что телевидение представляет нам политических лидеров совершенно активными, контролирующими, обещающими. Но, кроме всех этих важных замечательных качеств, благодаря телевизионной картинке, в образ высших властей привносится и следующее: они не представляют целостной и продуманной системы совместной общенациональной деятельности по преодолению негативных последствий экономического кризиса. Обращу внимание, что российское телевидение, к сожалению, практически ни в одном формате не предложило концепцию активного участия самих граждан в разнообразных программах продуктивных действий по выходу из кризиса. На телеэкране нет запоминающейся пропаганды самостоятельности, креативности, гражданской ответственности, мужества, стойкости, воли и оптимизма. В телепередачах почти нет примеров частных побед по преодолению негативных условий. Совершенно очевидно, что давление на средства массовой информации имеет место быть. Именно это вынуждает телевизионную картинку быть такой одинаковой.
Данные исследований, отражающих общую картину человеческих настроений в период кризиса, показывают, что социальное самоощущение и психологическое самочувствие граждан находится на стабильно-среднем уровне; всё это несмотря на то, что кризис — это катастрофа, связанная с человеческими судьбами, семьями, заработками, нервами, планами. Наверное, психологическое самочувствие людей поддерживается именно с помощью СМИ, телевидения в частности, и высших властей, всё это контролирующих.
И здесь даже можно сделать скидку на то, что практически все СМИ находятся под серьёзным давлением высшей власти, однако даже здесь соблюдается мера, - ни один канал не возьмёт на себя такую неосторожную смелость, как демонстрация совершенно недостоверной, расходящейся с реальностью информации. Я прочла довольно-таки большое количество исследований, видела массу рейтингов и статистик; самые красноречивые отображены в настоящей работе. Данные свидетельствуют о том, что по большей части люди склонны доверять СМИ: возможно степень доверия не заоблачно высока, но, по крайней мере, телевидение используется в качестве СМИ, позволяющего людям быть в курсе событий. Кроме того, о степени влияния телевидения на людей свидетельствует относительно спокойная обстановка в стране: к счастью, паники у нас нет.



Список использованных источников

1. Дондурей Д. Фабрика страхов. // Отечественные записки. – 2003. №4
2. Князев А. Основы тележурналистики и телерепортажа: Учеб. пособие / Кыргыз.-Рос. Слав. ун-т. - Бишкек: Изд-во КРСУ, 2001. - 160 с.: табл.
3. Брайант, Дженнингз, Томпсон, Сузан. Основы воздействия СМИ.: Пер. с англ. - М.: Издательский дом "Вильяме", 2004. - 432 с.: Парал. тит. англ.
4. Полуэхтова И.А., Царьков И.И. Телевидение — канал кинопоказа и кинопотребления // Менеджер кино. Май. 2008 (43). С. 58-68. (1,25 п.л.).
5. Хлопьев А.Т. Групповое и массовое сознание в поле слухов // Проблемы информационно-психологической безопасности. Сборник статей и материалов конференции. - М.: Изд-во Ин-та психологии РАН, 1996. - С. 54
6. Журнал «Власть» № 3 (806) от 26.01.2009 Виктор Мойсов
7. Д. Б. Дондурей, В.В.Зверева. Производство ценностей российским телевидением: “голосуем за кризис!” [Электронный документ] (http://opec.ru/docs/aspx?id=389&ob_no=88192). Проверено 15.06.09
8. Михаил Хазин. Мифология кризиса. [Электронный документ] (http://worldcrisis.ru/crisis/609086) Проверено 15.06.09. (N9(612) от 16.03.2009)
9. Игорь Цуканов. Анастасия Голицына. [Электронный документ] (http://www.vedomosti.ru/article.shtml?2009/03/25/187895). Проверено 15.06.09 (25.03.2009, №52 (2322))
10. Психология. Словарь / Под ред. А.В. Петровского, М.Г. Ярошевского. М.: Политиздат, 1990
11. Скрипкина Т.И. Психология доверия. М., 2000
12. [Электронный документ] (http://www.rb.ru/office/officestory/officestory/2008/11/28/110048.html) . Проверено 15.06.09
13. Официальный сайт фонда "Общественное мнение". Мировая экономика и мировой финансовый кризис. Опрос населения. [Электронный источник] (http://bd.fom.ru/report/cat/business/d080623) Проверено 15.06.09.
14. Газета «Коммерсантъ». Виктор Хамраев. СМИ пользуются докризисным доверием. [Электронный источник] (http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1095363) . Проверено 15.06.09.
15. Дарья Юрищева. Западные СМИ о кризисе: бесплатных успехов пока нет. [Электронный источник] (http://www.bigness.ru/articles/2009-04-27/westernmedia/5687) . Проверено 15.06.09.
16. Радио «Свобода». Алёна Солнцева. Образ власти в современных медиа. [Электронный источник] (http://svobodanews.ru/transcript/2008/11/02/20081102120036377.html) . Проверено 15.06.09
17. Ольга Шевцова. Рукодельный кризис. [Электронный источник] (http://www.expert.ru/articles/2008/10/03/klub_krisis/). Проверено 15.06.09
18. Официальный сайт ВЦИОМ. Рейтинг доверия политикам. [Электронный источник] (http://wciom.ru/novosti/reitingi.html) . Проверено 15.06.09.
19. Официальный сайт аналитического центра Левада-центр. [Электронный документ] (http.//levada.ru) . Проверено 15.06.09
20. Журнал «Аргументы и факты». Почему рейтинги президента и премьера по-прежнему высоки? [Электронный документ] (http://www.aif.ru/article/dontknow/2169) . Проверено 15.06.2009.
21. http://ntv.ru/news/143927 (07.11.2008)




Обсудить Разместить Распечатать Отправить
Голосовать

Возврат к списку

Меню

Ждём ваши новости о социальной рекламе: news@socreklama.ru